АТЕИЗМ  РСА   БИБЛИОТЕКА   ФОТОГАЛЕРЕЯ   ФОРУМ

А
Б
В
Г
Д
Е
Ё
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Ы
Э

Ю
Я

 

 

Апокрифы Изречения египетских отцов

 

"Изречения египетских отцов" - знаменитое сочинение, созданное в Египте во второй половине IV - первой половине V в. на греческом языке, которое представляет собой собрание изречений египетских пустынников и рассказов об их деяниях. Чрезвычайно популярное (наряду с "Лавсаиком" Палладия, созданным в начале V в.), оно было широко распространено и переведено на многие языки, в том числе латинский, славянский, сирийский. Существуют две основные греческие версии: алфавитная, где материал расположен по именам отцов в алфавитном порядке, и тематическая, изложенная по главам, каждая из которых объединяет рассказы и изречения на определенную тему. Последняя версия богаче, поскольку включает в себя материалы, касающиеся безымянных деятелей. Хотя сочинение имело назидательную цель, успеху его в свое время способствовало также и то, что многие истории привлекали слушателей и читателей, своим занимательным сюжетом.

Для нас они ценны тем, что дают обильный материал для изучения быта, нравов и мировоззрения египтян той поры. Плод труда разных собирателей, "Изречения" не отличаются единством даже в теоретических установках. Некоторые положения не совпадают, а то и противоречат друг другу. Коптская рукопись, перевод которой здесь публикуется, содержит перевод (на саидский диалект) тематической версии "Изречений". Она является самой древней из дошедших до нас рукописей (в том числе греческих) этого сочинения. По палеографическим данным она датируется IX в. Рукопись сохранилась не полностью, и части ее разбросаны по музеям и библиотекам Неаполя, Вены, Лондона, Парижа и Венеции.

Изречения Египетских отцов. Памятники литературы на коптском языке. Введ., пер. с коптского и комм. А.И. Еланской. - СПб: Изд-во Чернышева, 1993.

  

Изречения египетских отцов

1. (Один, старец рассказывал, что некий брат желал удалиться в пустыню, но ему не позволяла родная мать. Он не оставлял своего намерения,) говоря: "Я хочу спасти  мою душу". Она же старалась удержать его, (но) не смогла. После этого она отпустила его. Когда он пошел и сделался монахом, он впал в нерадение и проводил свою жизнь дурно. Случилось же, когда его мать умерла, спустя некоторое время и он заболел великой болезнью, так что случилось ему, в экстазе, быть повлеченным на суд, и он нашел свою мать там, вместе с судимыми. Она, увидев его, изумилась и сказала ему: "Что это, мой сын, что ты пришел тоже в это место, чтобы и тебя судили? Где твои слова, сказанные тобой: "Я хочу спасти мою душу"?". Он устыдился того, что услышал, и стоял опечаленный, не смея ничего сказать ей в оправдание. По определению же Бога человеколюбца случилось, что он исцелился от болезни после того, как видел  (видение). Он покаялся в своем сердце с тех пор, как это посещение было ему от Бога. Он стал затворником после этого и сидел, направив помыслы на свое спасение и оплакивая то, что он совершил сначала в нерадении. Сокрушение его было таково, что многие уговаривали его успокоиться, чтобы он не повредил (себе таким) обилием слез. Он же не хотел утешиться, говоря: "Если я не мог вынести укора моей матери, как я вынесу позор в день суда перед Христом и всеми Его ангелами?".  

2. Говорил некий старец: "Если бы души людей могли умереть от страха после воскресения и при пришествии Бога, мир бы умер от ужаса и трепета. Каково видеть небеса разверзающимися, и Бога, являющимся в гневе и ярости с бесчисленным множеством ангельских воинств, чтобы все человечество видело это? Поэтому надлежит   нам думать так, как если бы мы должны были давать отчет Богу ежедневно, потому что от нас потребуют ответа за то, что мы сделали в течение жизни".  

 3. Некий брат спросил одного старца: "Мой отец, почему мое сердце жестко и не боится Бога?". Сказал старец: "Я думаю, что если человек заключит в своем сердце порицание (себе), он приобретет страх Божий". Сказал брат ему: "Что есть порицание?". Сказал старец: "Чтобы человек порицал свою душу во всяком деле, говоря ей: "Помни, что неизбежно нам предстать пред Богом" и говоря еще: "Что мне до людей?". Если кто-либо будет следовать этому, придет к нему страх Божий".  

4. Говорил апа Поймен: "Некий брат сказал апе Паэсе: "Что мне делать с моим сердцем, ибо оно жестко и я не боюсь Бога?". Он сказал ему: "Ступай и пристань к брату, боящемуся Бога, и благодаря (бого)боязни этого (брата)  ты тоже убоишься Бога".  

5. Некий человек спросил одного старца: "Почему, когда я сижу в моем жилище, мое сердце бродит повсюду?". Ответил ему старец: "Потому что больны твои чувства внешние: зрение, слух, обоняние, речь. Если же ты направишь их деятельность на чистоту, то чувства внутренние будут в покое и здравии".   

6. Некий человек спросил одного старца: "Почему я сижу в моем жилище и падаю духом?". Он ответил ему: "Потому что ты еще не постиг ни покой, на который мы надеемся, ни муку будущую. Если бы ты постиг это твердо, и если бы твое жилище было полно червей, так что они доходили бы до твоей шеи, ты бы оставался в них, и терпел их, и не падал духом".  

 7. Некий старец увидел одного человека смеющимся и сказал (ему: "Пред небом и землею мы должны отдать Богу отчетво всей своей жизни - и ты смеешься!").   

8. (Апа Иперехий сказал: "Как лев страшен)  для диких ослов, таков и монах превосходный для помыслов похотливых".  

 9. Он говорил еще: "Пост - узда монаха, борющегося с грехом. Кто сбрасывает ее, тот жеребец женонеистовый".  

10. Он говорил еще: "Тело иссушенное монаха извлекает душу из  бездны низменной  и  иссушает наслаждение посредством поста".

11. Он говорил еще: "Монах целомудренный увенчан на земле, и на небесах он увенчан перед Богом".  

12. Он говорил еще: "Монах, не сдерживающий своего языка, особенно во время гнева, такой монах не возобладает ни над какой страстью никогда".  

13. Он говорил еще: "Не произноси никакого слова дурного из твоих уст, ибо виноградная лоза не производит терния".

14. Он говорил еще: "Хорошо есть мясо и пить вино, но не снедать плоть твоих братьев злословием".  

15. Он говорил еще: "Змий соблазнил Еву, так что она была изгнана из рая. Тот, кто оговаривает своего  брата,  подобен этому  (змию), ибо губит душу слушающего и свою также не спасает".  

16. Праздник был однажды в Скиту1 и дали чашу вина одному старцу. Он сказал: "Уберите от меня эту смерть". Когда же прочие, ядущие вместе с ним, увидели (это), они не; приняли (вина).  

17.  Принесли еще меру вина нового, чтобы дали его братьям по чаше каждому. Один из братьев взбежал на беседку - он убежал от этого (т. е. от раздачи вина) - и тотчас рухнула беседка. Пришли же посмотреть (что случилось) из-за шума, который произошел, нашли брата поверженным на земле и стали; стыдить его, говоря: "Ты тщеславен, хорошо, что это случилось, с тобой". Старец же защитил его, говоря:  "Оставьте моего сына, ибо благое дело он совершил. Как жив Господь, да не отстроят эту беседку в мое время, чтобы мир весь знал, что беседка рухнула в Скиту из-за чаши вина".  

18. Некий брат был охвачен гневом на одного человека. Он стал на молитву и просил о даровании долготерпения к своему брату и о миновании искушения без следа. И тотчас увидел дым, исходящий из его рта. Когда же это случилось, он перестал гневаться.  

19. Отправился однажды пресвитер Скита к архиепископу александрийскому. Когда он возвратился в Скит, спросили его братья:  "Что это за  город?".  Он сказал  им:  "Поистине, мои братья, я не видел лица ни одного человека, кроме архиепископа". Они же, услышав это, укрепились благодаря   (этому) слову, чтобы остерегаться развлечения для глаз.  

20. Говорил некий старец: "Диавол обычно усиливает недостатки монаха. Если привычка пребывает с ним долгое время, она   крепнет   и   становится сильной, как природное свойство. Особенно  (подвержены этому)  те, кто наиболее беспечен. Кушанья, которые ты находишь приятными для утробы - не давай их ей, особенно будучи здоровым, и того, что ты будешь желать, не ешь этого. Но ешь то, что Бог послал тебе, и благодаря Его во всякое время. Мы приобрели хлебы монахов и весь их покой, дело же монахов не выполнили. Скажи себе самому: "Брат, приобрети себе печать Христа, а именно смирение""

21.  Один из старцев пошел к другому старцу, и тот сказал своему ученику: "Приготовь нам немного чечевицы", и тот приготовил ее. Он сказал: "Размочи хлебы нам"2 , и тот размочил их. Они же пребывали, говоря о духовных делах весь день и всю ночь. (Старец говорит опять ученику своему: "Чадо, свари нам немного чечевицы". "Я вчера еще сварил", - отвечал ученик. И вставши, они начали есть).

22. (Рассказывали об апе Агафоне, что он с учениками до-вольно долго занимался строением кельи. Выстроивши келью, они перешли в нее жить. Но в первую же неделю апа Агафон увидел здесь что-то  неполезное для  себя  и  сказал ученикам своим: "Встаньте, пойдем отселе!". Ученики сильно смутились и сказали: "Если у тебя было твердое намерение перейти отселе, то для чего мы понесли такой труд, строив келью? И люди соблазнятся нами и станут говорить: "Вот эти непостоянные опять перешли на другое место!"". Видя их малодушие, апа говорит   им:   "Пусть   некоторые соблазнятся, но другие получат назидание и скажут о нас: "Блаженны они, ибо ради Бога пе-реселились и всё презрели"". Тогда ученики поверглись на землю и умоляли его, доколе не получили позволения)   идти вместе с ним.

23. Сказал апа Евагрий: "Некий брат имел у себя только одно Евангелие, но и это продал и раздал полученные за него деньги нуждающимся, говоря: "Это есть Слово, которое говорит мне: "Продайте ваше имение и раздайте нищим"".

24. Апа Феодор Фермейский приобрел три хорошие книги. Он пришел к апе Макарию и сказал ему: "У меня есть три хорошие книги. И я получаю от них пользу, и братья также берут их и получают пользу. Скажи мне, что надлежит мне сделать?". Ответил старец: "Хорошо дело, но нестяжание лучше всего". Когда же он услышал это, он пошел, продал их, получил за них деньги и раздал их нуждающимся.

25. Говорили об апе Иоанне Персианине, что из-за величия его добродетелей он достиг великого простодушия. Он же пребывал в Аравии Египетской. Он  взял однажды  взаймы олокоттин3  у одного из братьев и купил на него льняных ниток, чтобы ткать из них. Другой брат пришел к нему и сказал ему: "Отец мой, подари мне немного ниток, я сделаю себе малый левитон4 ".  И он дал  ему,  радуясь. Другой  же еще пришел, прося  и  говоря:   "Дай  мне  ниток,  я  сделаю  себе левитон". И он дал и этому. Таким же образом другие просили его, и он давал им в простоте душевной, радуясь. И, наконец, пришел владелец олокоттина, желая   получить   его.  Он сказал ему: "Я пойду и принесу тебе", и он не знал, откуда принесет его. Он встал, чтобы пойти к апе Иакову, ведающему милостыней, и попросить его, чтобы он дал ему олокоттин, чтобы он отдал его брату. И идя, он нашел олокоттин, лежащий на земле, и не поднял его, даже не прикоснулся к нему, но сотворил молитву и вернулся в свою келью. Снова пришел брат и докучал ему из-за олокоттина. Он сказал: "Да, да, я позабочусь об этом". Пошел снова старец и нашел олокоттин на земле, на его (преж-нем) месте. И снова он сотворил молитву и вернулся в свою келью. Брат же опять стал докучать ему, и он сказал: "Я принесу его тебе на этот раз". И он снова встал, пошел к тому месту, сотворил молитву и взял его. Он пошел к апе Иакову и сказал ему: "Апа, идя к тебе, я нашел олокоттин на дороге. Сделай милость, объяви в монастыре, не обронил ли его кто-нибудь, и если ты найдешь владельца, я отдам ему". Пошел старец и в течение трех дней объявлял в монастыре, и не на-шел  никого, кто  потерял  номисму.  Тогда  сказал  старец  апе Иакову: "Если никто из братьев не потерял ее, я дам ее такому-то брату, ибо я должен ему, и я пришел, чтобы взять ее у тебя как милостыню и отдать как свой долг, я же нашел этот (олокоттин) на дороге". Удивился апа Иаков, что он не поднял его тотчас с земли, хотя он был должен его, чтобы отдать владельцу.

Если кто-либо придет, желая одолжить какие-либо вещи, он не даст ему (сам), но скажет: "Иди и возьми себе, что тебе нужно". И если принесут их обратно, он скажет: "Положи их на место". Если же не принесут их, он и не спросит, и не скажет тому, кто взял их, кроме одного раза.

26.  Говорили некоторые из наших отцов, что пришел однажды некий брат, носящий малый куколь5 , в церковь, которая в Келлиях, к апе Исааку. И прогнал его старец, говоря: "Это место принадлежит монахам, ты же мирянин и не можешь пребывать; в этом месте".

27.  Говорил апа Исаак: "Наши отцы и апа Памбо носили одежды рваные, в лохмотьях, и одежды пальмовыем, вы же теперь носите одежды дорогие.  Ступайте из этого  места,  вы его погубили".

Когда они собирались на жатву, он сказал им: "Я не намереваюсь снова давать вам заповеди, ибо вы не соблюдаете (их)".

28.  Он еще говорил: "Апа Памбо говорил: "Так надлежит монаху носить свои одежды, чтобы выбросить свой хитон  из кельи   на   три дня, и если никто не найдет его стоящим того, чтобы его унести, тогда пусть он носит его"".

 29.  Говорил апа Касиан: "Один из сенаторов, оставив свое имущество, раздал его бедным и удержал немного для себя на свои нужды, не желая жить в совершенном отречении смирения

сердца. Этот же - сказал ему одно слово Василий, тот, который (ныне) среди святых, говоря: "Сенаторство ты потерял, и монашества ты не обрел"".

30.  Один из братьев спросил апу Пастамона: "Что мне делать, ибо мне мучительно продавать работу моих рук". Ответил старец и сказал: "И апа Джиджои, и прочие продают ра-боту своих рук. Это не вредно. Когда ты собираешься прода-вать, скажи цену один раз с превышением. Если же ты захо-чешь спустить немного цену - это в твоей власти. Таким обра-зом ты обретешь покой". Сказал брат ему: "Если есть у меня необходимое мне, хочешь ли ты, чтобы я занимался ручной работой?" Ответил старец: "Если бы даже у тебя было все, не бросай   ручной   работы. То, что ты можешь делать, делай, только без смятения".

31. Некий брат попросил апу Сарапиона: "Скажи слово мне". Сказал старец ему: "Что я скажу тебе? Что ты забрал достояния бедняков, вдов и сирот и поместил их в шкаф", ибо он увидел шкаф6 , полный книг.

32.   Спросили   блаженную   Синклитику:   "Совершенным   ли благом  является нестяжание?".  Она ответила:  "Благо весьма совершенное для тех, у кого есть сила  (в рукописи ошибочно "нет силы")   (перенести это), ибо те, которые вынесли это - они страдают плотью, в душе же у них радость. Ибо как одежды жесткие, которые колотят и стирают, превращают силой  в  белые,  таким  же образом  душа  твердая   укрепляется весьма через добровольную нищету".

33.   Говорил   апа   Иперехий: "Сокровище монаха - не приобретать ничего материального. Затворись и копи себе (сокровище) на небесах, ибо непреходящ (там) покой вовеки".

34.  Был некто из святых, называемый Филагрий, живущий в Иерусалиме (в греческом: "в пустыне Иерусалимской") и работающий тяжело, чтобы добыть себе пропитание.  Когда он стоял на торгу, чтобы продать изделия своих рук, вдруг он на-шел кошель, в котором десять сотен олокоттинов. Он стоял на своем месте, говоря   (себе):  "Тот, кто потерял его, обяза-тельно придет". И вот этот (человек) пришел, плача. Взял же его старец, отвел в сторону и отдал ему. Этот же удержал его (т. е.  старца), желая дать часть ему. Старец же не захотел взять. Тогда тот стал  кричать, говоря: "Придите, посмотрите на человека Божьего, что он сделал!". Старец же убежал поти-хоньку и вышел из города, чтобы не узнали, что он сделал, и не прославляли его.

 35.  Некий брат спросил одного старца: "Как мне спастись?". Он же снял свой левитон, препоясал  чресла, распростер в воздухе руки и сказал: "Так надлежит быть монаху, чтобы он совлек с себя материю мира и распял себя в своих под-вигах".

36.   Просили одного старца, чтобы он взял деньги на свои нужды. Он же не захотел взять, поскольку работа его рук удов-летворяла его нужды. Когда продолжали упрашивать его: "Возьми их хотя бы для нужд бедных", ответил старец: "Это двойной стыд: что я не нуждаюсь, (а) взял, и дать не принад-лежащее мне нуждающимся, чтобы получить пустую славу".

37.  Пришли однажды несколько греков, чтобы раздать милостыню, в (город) Острацины7  и спросили экономов, кто нуждается. Те привели их к одному увечному человеку, чтобы они дали ему. Он же не захотел взять, говоря: "Вот эту малую толику пальмовых ветвей я изготовляю (т. е. изделия из них), и они удовлетворяют мои нужды". Затем они привели их к одной вдове с детьми. Откликнулась   (им)   ее дочь изнутри, за дверью, ибо она была нагой. Ее же мать ушла на работу, ибо была прачкой. Они предлагали ей одежду и деньги, но она не взяла их, говоря: "Моя мать пришла и сказала: "Мужайся, моя дочь, Бог распорядился в отношении меня, я нашла работу се-годня, у нас есть пропитание"". И когда ее мать снова пришла, они уговаривали ее, чтобы она взяла. Она же не захотела, говоря: "У меня есть мой покровитель, то есть Бог, а вы хотите отнять  Его у меня".   Они же услышали ее веру и восславили Бога.

 38.  Некий знатный человек пришел в Скит из чужих краев с большими деньгами и просил пресвитера, чтобы он раздал их братьям. Сказал пресвитер ему: "Братья не нуждаются". И когда тот особенно настаивал, он поставил корзину, в кото-рой были золотые монеты, у дверей церкви. И сказал братьям пресвитер: "Кто нуждается, пусть берет". И никто из них не приблизился к ним, иные даже не взглянули на них. Сказал пресвитер тому, кто принес их: "Бог принял от тебя твою милостыню. Иди и раздай ее бедным". Он же получил (тем самым) большую (духовную) пользу и ушел.

39.  Некто   принес   деньги   одному старцу, говоря: "Возьми эти (деньги), помести их у себя на свои нужды, потому что ты состарился и болен", - ибо его снедала болезнь. Он же сказал: "После шестидесяти лет ты пришел, чтобы отнять у меня моего кормильца? Все это долгое время я в этой болезни и не ну-ждался ни в   чем,   ибо Бог снабжает меня тем, в чем я нуждаюсь, и питает меня". И он не стал брать.

40.  Говорили старцы об одном садовнике, что он работает и раздает весь (плод) своего труда в   качестве милостыни, оставляя себе только то, в чем он нуждается. В конце концов же сатана заронил в его сердце помышление, говоря: "Собери немного денег себе, чтобы, когда ты состаришься или забо-леешь, не нуждаться ни в чем". Он собрал себе кувшин де-нег. Случилось же с ним, что он заболел: заболела у него нога великой болезнью. И он израсходовал деньги на врачей, и не получил никакого облегчения. Наконец пришел к нему один  искусный (букв, "великий") врач и сказал ему:  "Если я не отрежу твою ногу, все твое тело сгниет". И он решился (дать врачу) отрезать свою ногу пилой. (Ночью же, пришед в самого себя и раскаявшись в том, что сделал, он сказал с воздыханием: "Помяни, Господи, дела мои прежние, которые совершил я, трудясь в саду своем и доставляя потребное братиям!". Когда он произнес это, предстал ему ангел Господень и сказал:  "Где деньги, которые собрал ты? И где надежда, которую ты хранил?". Тогда, рассудив, он сказал: "Согрешил, Господи, прости мне! Отныне я ничего подобного не буду делать". Тогда ангел коснулся ноги его, и он тотчас исцелел. И, встав утром, пошел в поле работать. Врач, по условию, при-ходит с орудием, чтобы отсечь ему ногу, и ему говорят: "Он утром ушел в поле работать". Тогда врач, изумившись, пошел в поле, где работал он, и, увидев его, копающего землю, про-славил Бога, даровавшего ему исцеление).

41. (Говорил) апа Вениамин своим ученикам: "Ходите путем царя8 , и отсчитывайте мили9 , и не будьте праздными".

42.  Говорил апа Бесарион: "Я провел сорок ночей среди терния, стоя, и не спал".

43.  Некий брат в Келлиях, сидя один, смущался душой. Он же пошел к апе Феодору Фермейскому и рассказал ему. Ска-зал  старец  ему:   "Ступай  и  смири  твое сердце,   и  пребывай с прочими, повинуясь им". Он же пошел и пребывал с некото-рыми в монастыре. Он возвратился опять, пришел к старцу и сказал: "Я не успокоился и живя с людьми". Сказал старец ему: "Если ты не был покоен один, ни пребывая с другими, ты не успокоишься. Почему ты ушел (из мира), чтобы стать мона-хом? Не для того ли, чтобы переносить скорби? Скажи мне, сколько лет, как ты принял схиму?". Он сказал: "Вот уже во-семь лет". Сказал старец ему: "Поистине, вот уже семьдесят лет, как я стал монахом, и я не находил ни дня покоя, а ты хочешь успокоиться за восемь лет".

 44.  Один из братьев спросил его однажды: "Апа, если нечто страшное случится вдруг, ты   испугаешься?". Сказал старец ему: "Если небо упадет на землю, Феодор не испугается". Ибо он (г. е. брат) просил Господа, чтобы Он избавил его от боязливости.

 45.  Говорили об апе Феодоре и апе Лукиане Энатонских, что они провели пятьдесят лет, смеясь над своими помыслами и говоря: "Когда пройдет зима,  мы переселимся из этого места". Когда же наступало лето, они говорили: "Когда пройдет лето, мы переселимся из этого места". И таким образом провели наши незабвенные отцы все время.

46.  Говорил апа Поймен об апе Иоанне Колове, что он мо-лился Богу, и Он избавил его от борений, и он стал беспечален. Он пошел и сказал одному старцу: "Я вижу, что я спокоен и нет борений у меня". Сказал старец ему: "Ступай, моли Бога, чтобы борения пришли к тебе, ибо через борения душа совер-шенствуется". И когда борение восстало на него, он не стал снова молиться, чтобы удалить его, но говорил: "Господи, да дашь Ты мне, чтобы я был стоек в борении".

47.  Пошел апа Макарий Великий к апе Антонию. И когда он   постучал   в  дверь,  тот  вышел   к нему и сказал ему: "Ты кто?". Он же ответил, говоря: "Я Макарий". И тот затворил дверь, вошел внутрь и оставил его  (снаружи). Когда  (же) он увидел   его   терпение, отворил ему и радостно приветствовал его, говоря: "Вот уже долгое время я желаю увидеть тебя, ибо я слышал о тебе". И он принял его человеколюбиво и упокоил его, ибо он перенес большое утомление. Когда наступил вечер, апа Антоний намочил себе немного пальмовых ветвей. Сказал апа Макарий ему: "Позволь мне, чтобы я намочил и себе". Он сказал:  "Намочи",  и  тот  приготовил  большую  связку ветвей и намочил ее. Они сидели и говорили о достижении пользы душе с вечернего времени, и плели их, и веревка спускалась в пещеру через отверстие. Вошел утром (в пещеру) блаженный апа Антоний,  увидел  величину  веревки  апы  Макария,  поди-вился и облобызал руки апы Макария, говоря: "Великая сила изошла из этих рук!".

48. Пошел однажды из Скита в Теренуте10  старец апа Макарий и вошел в одно маленькое помещение, и лег. Были же там тела мертвые, принадлежащие язычникам. Он взял одно и положил себе под голову как подушку.  Когда  же демоны увидели, как он храбр, позавидовали ему и захотели его устрашить. Они закричали женским голосом: "Такая-то, иди с нами в баню!". Другой же из демонов отозвался из-под него  (т. е. будто говорит труп, подложенный апой Макарием под голову): "На мне чужой, я не могу идти!". Старец не устрашился, но смело ударил по трупу, говоря: "Вставай и иди,  если можешь!". Когда это услышали демоны, они возопили великим голосом:   "Ты  победил  нас!".  И  они убежали  с  великим  позором.

  

49.   Говорил апа Матой: "Я предпочитаю работу легкую и продолжительную работе тяжелой, которая   делается   быстро и скоро кончается".

50.  Говорили об апе Мелитоне, что он  жил некогда со своими двумя учениками в пределах Персиды. И вышли двое юношей, братья по плоти, чтобы охотиться по своему обыкно-вению. Они растянули сети (на расстояние) около сорока миль, чтобы все, что они найдут в сети, поймать и убить копьями. Они же поймали старца и его двух учеников. Они увидели, что он оброс волосами и страшен видом, и очень удивились. Они сказали ему: "Ты человек или дух, скажи нам". Он сказал им: "Я грешный человек. Я пришел оплакивать свои грехи и поклоняться Иисусу Христу, Сыну Бога живого". Они сказали: "Нет богов, кроме солнца, огня и воды, - ибо они им поклонялись, - ступай и принеси им жертву". Он же сказал: "Вы заблуждаетесь, ибо они суть творения. Я прошу вас, чтобы вы обра-тились к Богу истинному и познали Его. Ибо это Он сотворил их и  (все)  остальное". Они засмеялись и сказали: "Ты гово-ришь о том, которого осудили и распяли, что это Бог истинный?". Он сказал: "Да! Он - Бог истинный, распявший грех и умертвивший смерть. Это о Нем я говорю, что Он Бог истинный". Они же мучили его и двух  (его учеников), принуждая их принести жертву. Обоим братьям они снесли голову, старца же мучили много дней. В конце концов они поставили его и стреляли в него из лука. Один стрелял спереди,  а другой - сзади, причем он был в середине. Старец сказал: "Поскольку вы решили пролить неповинную кровь, в этот самый час завтра ваша мать лишится вас обоих, и ваша кровь прольется от ваших собственных стрел". Они же пренебрегли его словом. Они снова вышли охотиться на другой день, и один олень вырвался из сети. Они побежали за ним, чтобы поймать его, выстрелили в него, поразили друг друга в сердце и умерли, согласно слову старца.

51.  Один брат спросил некоего старца: "Мое сердце слабеет, если (даже) небольшое утруждение постигает меня". Сказал старец ему: "Мы дивимся Иосифу, бывшему (еще) совсем юным в земле египетской, земле идолопоклонства, каким обра-зом он устоял против искушений, которым был подвергнут, и Бог дал наконец ему славу. Мы видим также Иова, что он не перестал сохранять страх Божий, и не смогли (искушения) поколебать его упования".

52.   Говорил апа Поймен:  "Отличительный признак монаха проявляется в искушениях".

53.  Говорил апа Исидор, пресвитер Скита, беседуя однажды с народом: "Братья! Мы пришли в это место не (для труда ли? А ныне здесь уже нет труда. Потому, взяв милоть свою, пойду я туда, где есть труд, и там найду покой").

54.   (Еще (блаженная   Синклитика)   говорила:   "Когда   болезнь тяготит нас, не надобно скорбеть нам о том, что по немощи и болезни тела мы не можем стоять на молитве и воспевать псалмы устами. Ибо все это служит к истреблению похотений, а и пост, и земные поклоны для побеждения) гнусных наслаждений предписаны нам. Если же болезнь делает их (т. е. похоти)  бессильными пред нами - излишне говорить об этом. Почему же я говорю, что излишне говорить об этом? Ибо как сильное лекарство подавляет в теле болезнь,  (так)  страдание, прекращающее грех, дано нам. И это есть великий подвиг терпения для тебя в болезнях и благодарности в песнопениях, чтобы воссылать их Богу. (Лишаемся ли мы очей?) Да не будем мы переносить это тяжело, ибо мы отторгли от себя органы ненасытности, но мы видим славу Бога, как в зеркале, глазом сердца внутренним, даже если лишили нас глаза тела наружного. Если мы оглохнем, да будем мы благодарны, что лишились слуха суетного. Мы потеряли способность владеть руками - у нас есть те (руки), которые внутри, готовые про-тивоборствовать врагу. Если болезнь овладеет всем нашим телом - напротив, для человека внутреннего здравие возрастает весьма".

55.   Она говорила еще: "В  мире те, которые остерегаются (совершить преступление), не ввергаются  в темницу, они соблюдают себя, чтобы не согрешить. Мы же из-за наших грехов да ввергаем самих себя в заключение, чтобы благодаря добровольному нашему приговору мы избавились от кар грядущих. Постясь, не оправдывайся  (в уклонении от поста) болезнями, ибо и другие, которые не постятся, впадают в такие же болезни. Ты начал делать доброе - не отступай, ибо (это) враг препятствует тебе, ибо он уничтожен твоим терпением. Ибо и те, которые начали плавание, сначала присоединяются к ветру попутному и распускают свой парус. Потом ветер противный встречает их, но корабельщики не выбрасывают груз из-за сильного ветра, который обрушился на них, но постоят немного и продолжают плыть и бороться с волной, которая обрушилась на них. Таким образом и мы, если ветер жестокий нападет на нас, прострем крест вместо паруса и совершим  плавание без страха".

56.  Говорили о блаженной Саре девственнице, что она провела шестьдесят лет, живя над рекой, и не сходила ни разу посмотреть на реку.

57.   Говорил  апа  Иперехий:  "Гимн духовный и (аскетиче-ское) упражнение постоянное ослабляют нам борения, гряду-щие на нас".

58.  Он говорил еще: "Надлежит нам, чтобы мы вооружили себя от искушений, ибо они грядут, и когда они придут, найдут нас бодрствующими, и мы получим славу".

59.  Говорил некий старец: "Когда искушение находит на человека, мучения умножаются ему повсюду, чтобы он упал духом и возроптал". И говорил таким образом старец: "Был некий брат в Келлиях, на которого нашло искушение, и если ктолибо видел его, не желал (ни) говорить с ним, ни впустить его в свою келью, и когда он нуждался в хлебе, никто не давал ему в долг. И когда он приходил с жатвы, не приглашали его в собрание, как (был) обычай приглашать на трапезу любви. Однажды он пришел с жатвы в жару, и не было у него хлеба в его келье, и при всем том он благодарил Бога. Бог же увидел его терпение и отъял от него искушение. (И вот тотчас в дверь его стучится кто-то, ведший из Египта верблюда, навьючен-ного хлебом. Тогда брат начал плакать и говорить: "Господи, ужели я недостоин и малой скорби?" И братия, как скоро про-шло его искушение, стали принимать его в свои кельи и собра-ния и успокаивали его)".

60.   (Один старец пребывал в пустыне, имея расстояние от воды в две мили. Однажды, пошедши почерпнуть воды, впал он в уныние и сказал: "Какая польза в таком большом труде? Пойду и поселюсь у воды". Когда же он сказал это, обернулся и увидел, что некто следует за ним и считает следы его ног. Он спрашивает:  "Ты кто?".  Он  же сказал:  "Я  ангел  Господень, я послан сосчитать следы твоих ног и воздать тебе награду". Услышав   это,   старец успокоился и возрадовался. Он пересе-лился еще на пять миль дальше в глубь пустыни.

61.  Старцы   говорили:   "Если   искушение восстало на тебя в том месте, где ты находишься, не оставляй твоего места во время искушения. Иначе в том месте, куда ты пойдешь, - ты найдешь то, из-за чего бежал. Но терпи, пока искушение пройдет, чтобы твое переселение  было  без  соблазна  и  во  время мирное, чтобы твое переселение не было мукой тем, которые останутся в месте том".

62.  Некий брат не имел покоя в монастыре. Много раз он приходил в гнев. Он сказал себе: "Я пойду и буду пребывать один, стану анахоретом, и когда я не буду иметь ни с кем Дела, я успокоюсь, и страсть (гнева)  оставит меня". Он ушел и поселился один в пещере. Один раз он наполнял свой кувшин водой, поставил его на землю, и он тотчас опрокинулся. Разгневавшись, он схватил его и разбил. Он пришел в себя, понял, что демон борется с ним, и сказал: "Вот опять - я живу анахоретом один и гневаюсь! Пойду в монастырь, ибо необходимо бороться с ним (г. е. с демоном) во всяком месте и терпеливо ждать помощи Божьей." Он повернулся и пошел в свое (преж-нее) место.

63.   Некий брат спросил  одного старца:  "Что мне делать, мой отец, поскольку я не выполняю никакого монашеского дела, но пребываю в беспечности, ем, пью, покоюсь и пре-бываю в помыслах нечистых, в смятении великом, переходя от одного дела к другому и от помысла к помыслу". Сказал ста-рец ему: "Сиди в своей келье. Что сможешь делать, делай без смятения. Я хочу и малого дела, которое ты делаешь теперь в твоей келье, как эти великие дела, которые совершал  апа Антоний в пустыне, и я верю, что тот, кто пребывает в своей келье ради Бога и блюдет свою совесть, будет находиться сам в месте апы Антония".

 64.   Спросили одного старца: "Каким образом не соблазнится брат ревностный, если увидит некоторых, возвращающихся в мир?". Он сказал им:  "Если он представит собак, которые охотятся на зайцев, и как одна из них усмотрит зайца, (то,)  видя его, гонится за ним. Другие же видят ту, которая гонится, и бегут за ней, и бегут только с ней (т. е. бегут только потому, что бежит эта собака). В конце концов же перестают бежать и возвращаются назад. Та же, которая увидела его, про-должает бежать и не перестает (ни) из-за утомления, ни из-за тех, которые возвратились  назад,  не заботясь  ни о терниях, ни о колючих кустах, пробегая среди них. Таким образом ищущий Господа Иисуса Христа, стремясь к кресту непрестанно, преодолевает все соблазны, которые встретятся нам, пока не достигнет Распятого".

65.  Говорил некий старец: ("Как дерево, часто пересаживаемое,  не  может  приносить  плода,  так  и  монах,  переходящий с места на место, не может принести плода").

66.   (Некогда в киновии (один) брат впал в грех. В тех местах был отшельник, который долгое время никуда не выходил. Апа киновии пошел к сему отшельнику и рассказал ему о падшем брате. "Изгоните его", - сказал отшельник. Брат, будучи изгнан из киновии, от сильной скорби заключился в пещеру и плакал в ней. Случилось там проходить братьям к апе Поймену. Они услышали его плачущего. Вошедши в пещеру, нашли его в великой скорби). Они упрашивали его, чтобы взять его к старцу, и он не хотел, говоря: "В этом месте я умру". Они пришли к апе Поймену и сообщили ему об этом. Он попросил их пойти, говоря:  "Скажите ему: "Апа Поймен зовет тебя"". Пришел к нему брат, и старец увидел его сокрушенным и измученным. Он встал, приветствовал его целованием, горячо радуясь ему и просил его, чтобы он поел. Апа Поймен же послал одного из братьев к отшельнику, говоря: "Я хочу видеть тебя. Вот уже много лет я слышу о твоих деяниях, но из-за нашей взаимной лености мы не встречались друг с другом. Теперь же Бог хочет, и появился предлог, потрудись (прийти) в это место, и мы увидим друг друга". Он же выходил из своей кельи, но когда услышал (это), сказал: "Если бы Бог не внушил старцу, он бы не послал их ко мне". Он встал и пришел к нему. Они в радости приветствовали друг друга целованием. Он сел. Сказал ему апа Поймен: "Есть два человека, пребывающих в не-коем месте. Они оба имеют мертвецов. Один же оставил своего мертвеца, пошел и оплакивал принадлежащего другому". Услышал (это) старец и был поражен (этим) словом. И он вспомнил то, что сделал, и сказал: "Поймен вверху на небе, я же внизу на земле".

67.  Некий брат спросил апу Поймена, говоря: "Что мне делать, ибо когда я сижу (в келье), я прихожу в уныние". Сказал старец ему: "Не презирай никого, ни осуждай, ни оговаривай, и Бог даст (тебе покой), и твое сидение будет невозмущенным".

68.  Был некогда совет в Скиту, и говорили наши отцы о грехах одного брата. Апа Пиор же молчал. Наконец он встал, вышел, взял мешок, наполнил его песком и понес его на спине. Он взял  также  маленькую  корзину,  насыпал  немного песку в нее и понес ее перед собой. Когда же спросили братья: "Что это?", - он сказал: "Этот мешок, в котором много песку,- мои собственные грехи, поскольку они многочисленны. И я оставил их позади себя, чтобы не терзаться ими и не плакать. Вот эти немногочисленные передо мной принадлежат моему брату, о них я сокрушаюсь и осуждаю его. Не следует поступать таким образом, но, напротив, эти мои (грехи) я должен поместить перед собой и скорбеть о них и просить Бога о них: "Отпусти мне!"". Когда же услышали это братья, сказали: "Поистине, это путь спасения!".

69.  Говорил апа Папнуте: "Случилось со мной, что, идя по Дороге, я заблудился в тумане и очутился в одном  селении. Я увидел некоторых, непотребствующих друг с другом. Я встал и помолился Богу о моих грехах. И вот пришел ангел с мечом в руке и сказал мне: "Папнуте, всякий, осуждающий своих братьев, падет от этого  (меча). Ты же не осуждал, но смирился перед Богом, поэтому твое имя в книге жизни"".

70.  Говорил один старец: "Не осуждай развратников, (даже) если ты (сам) целомудрен. Если ты осудил, ты сам преступил закон. Ибо Тот, Кто сказал: "Не прелюбодействуй", Он сказал также: "Не судите"".

71. Некий пресвитер ходил к одному отшельнику, совершая для него приношение Святых Тайн. Некто пришел к отшельнику, осуждая пресвитера перед ним. Когда же он (т. е. пресвитер) пришел к нему по своему обыкновению, чтобы совершить приношение, соблазнился отшельник и не открыл ему. Пресвитер ушел. И вот (был глас от Бога, говорящий отшельнику: "Люди взяли суд Мой!". Отшельник пришел как бы в исступление и видит кладезь золотой, и бадью золотую, и веревку золотую, и воду весьма хорошую, видит и некого прокаженного, черпающего и наливающего. Он, томясь жаждою, не хотел пить, потому что черпал прокаженный. И вот опять был глас к нему: "Почему ты не пьешь от воды сей? Какую вину имеет черпающий? Он только черпает и наливает". Когда пришел в себя отшельник и размыслил о смысле видения, призвал пре-свитера и просил его по-прежнему совершать для него приношение Святых Тайн).

72. (Говорили об апе Агафоне: пришли к нему некоторые, услышав, что он имеет великую рассудительность. Желая испытать его, не рассердится ли он, спрашивают его:) "Ты Агафон? Мы слышали о тебе, что ты развратник и гордец". Он же ответил: "Это так". И они сказали ему: "Ты Агафон, болтун и клеветник?". Он сказал: "Я". И они сказали ему: "Ты - Агафон-еретик?". Он ответил: "Я не еретик". И они попросили его (объяснить), говоря: "Почему все это мы говорили тебе, и ты принял, этого же слова не перенес?" Он сказал им: "Первые (пороки) я сам признаю за собой, ибо это польза для моей души. Еретик же отлучен от Бога". Они услышали, и подивились его суждению, и ушли, и получили назидание.

73.   Спросили апу Агафона:  "Что важнее: труды тела  или соблюдение внутреннего (т. е. помыслов, душевных качеств)?". Он сказал: "Тело подобно древу. Ведь труд тела - это листва, соблюдение же внутреннего - это плод. Поскольку, согласно Писанию,  "всякое   древо, которое не принесет плода доброго, ! срубят и бросят в огонь", ясно, что мы прилагаем всякое старание к древу, чтобы получить его плод, а именно соблюдение I сердца. Нужна также и тень, а именно листья и их красота, которые суть труды тела".

74.  Мудрым человеком был апа Агафон в своем суждении, и не ленился в отношении своего тела, и знал меру во всем - и в ручной работе, и в своей пище, и в своей одежде.

75.  Этот апа Агафон был однажды на совете по какому-то делу в Скиту. И он (т. е. совет) принял решение. В конце же он вошел и сказал: "Вы не решили этого дела хорошо". Они сказали ему: "Кто ты вообще, что говоришь (таким образом)?" Он сказал: "Я сын человеческий, ибо написано: "Если воистину вы говорите правду, судите праведно, сыны человеческие"".

76.  Говорил апа Агафон: "Если гневливый (даже) воскресит мертвого, никакой человек не примет его из-за его гневливости".

77.   Пришли однажды к апе Ахилле  (букв. "Апахиллас") три старца. Об одном из них шла дурная слава (букв, "у одного  из  них  было  презренное  имя").  Сказал  один  из  них старцу (т. е. апе Ахилле): "Изготовь мне сеть, чтобы я имел память о тебе в моем жилище". Он же сказал: "Мне недо-суг".  Сказал ему другой, тот, о котором шла дурная слава: "Изготовь мне сеть, чтобы я имел что-либо от твоих рук". Он ответил ему: "Я изготовлю ее тебе". Спросили его наедине два старца: "Как же так? Мы просили тебя: "Изготовь ее нам",- и ты не захотел сделать ее. Этот же - ты сказал ему: "Я изготовлю ее тебе"". Сказал старец им: "Я сказал вам: "Я не изготовлю ее", - и вы не опечалились, поскольку мне недосуг. Этот же, если я не изготовлю ее ему, скажет: "Он слышал о моем грехе и не захотел  изготовить ее".  И тотчас разорвет связь между нами. Но я оживил его душу, чтобы он "не был погло-щен печалью"".

78.  Некий брат спросил апу Макария: "Как мне спастись?" Сказал старец ему: "Будь как труп и не считайся ни с презрением людей, ни с их уважением".

79.  Говорили об одном из старцев, что он провел пятьдесят лет и не ел хлеба, не пил воды поспешно. Он говорил, что умертвил в себе блуд, сребролюбие и тщеславие. Пришел к нему апа Авраам и сказал ему: "Ты сказал это слово?". Он сказал: "Да". Сказал апа Авраам ему: "Если ты войдешь в твою келью и найдешь женщину на твоей циновке, сможешь ли ты не считать, что это женщина?". Он сказал: "Нет, но я буду бороться со своим помыслом, чтобы не коснуться ее". Сказал апа Авраам ему: "Итак, ты не умертвил страсть, но она еще жива, (только) обуздана. И еще: если ты идешь по дороге и видишь камни и черепки, среди которых золото, может ли твое сердце почесть его таким же, как они?". Он сказал: "Нет, но я буду бороться со своим помыслом, чтобы не взять его". Сказал ста-рик ему: "Вот опять-таки страсть жива, но обуздана". Сказал еще апа Авраам: "Вот ты услышал о двух братьях, что один любит и славит тебя, другой же ненавидит тебя и злословит. Если они придут к тебе, примешь ли ты их к себе обоих с одним помыслом?" Он сказал: "Нет, но я буду бороться со своим сердцем, чтобы сделать добро ненавидящему меня, как (и) любящему меня". Сказал ему апа Авраам: "Так что живы страсти, но они обузданы у святых".

80.  Говорил один из наших отцов: "Был некий старец в Келлиях трудолюбивый, носивший одежду из рогожи  (букв, "циновку"). Он пришел однажды к апе Амоне. Увидел его старец одетым в рогожу и сказал ему: "Она не принесет тебе никакой пользы". И тот спросил его: "Три помысла смущают меня: или чтобы я блуждал в пустыне, или чтобы я отправился на чужбину, (в) место, где никто не будет знать меня, или чтобы я заключился в келью и не видел никого и ел (раз) в два дня". Сказал ему апа Амона: "Ничего в этих трех не полезно тебе, но сиди в своей келье, ешь понемногу ежедневно и имей слово мытаря в твоем сердце во всякое время, и ты сможешь спастись".

81.  Говорил апа Даниил: "Насколько тело процветает, душа, напротив, слабеет, и насколько тело слабеет, душа процветает".

82.  Говорили в Скиту об апе Данииле, что когда пришли варвары, братья убежали. И сказал старец: "Если Бог печется обо мне, для чего (иначе) я живу?" Он прошел среди варваров, и они не увидели его. Сказал старец: "Бог позаботился обо мне, и я не умер. Ты же (здесь, очевидно, обращение Даниила к самому себе) соверши теперь человеческое и беги, как и другие отцы".

83.  Говорил апа Даниил: "В то время, когда апа Арсений был в Скиту, был  там некий монах, который воровал вещи старцев. Апа Арсений, желая принести пользу его душе, взял его в свою келью и сказал ему: "Все вещи, какие ты хочешь, я дам тебе, только "е воруй". И он дал ему все необходимое. Он же ушел и опять воровал. Старцы, когда увидели, что он не перестал воровать, изгнали его, говоря: "Если есть брат, которого нашли имеющим порок слабости, надлежит стоять за этого (брата), чтобы он укрепился. Если же он ворует, и проучили его, и он не перестал, надлежит изгнать его, потому что свою душу он губит, и всех, кто в монастыре, он смущает".

 84.  В начале (деятельности)  апы Евагрия он пришел к од-ному старцу и сказал ему: "Апа, скажи слово мне, как мне спастись?" Он сказал ему: "Если ты хочешь спастись, не презирай (никого), и если ты придешь к кому-либо, не говори первым, пока он не спросит тебя". Он был поражен (этим) словом, повергся перед ним   (говоря):  "Прости мне, поистине я прочел множество книг и не знал мудрости". И он получил (духовную) пользу, и ушел.

85.  (Апа Исаак Фивейский говорил братиям: "Не носите сюда детей), ибо опустели четыре церкви Скита из-за детей".

86.  Спросил однажды апа Лонгин апу Лукия о трех помыслах, говоря: "Я хочу странствовать". Сказал апа Лукий ему: "Если ты пойдешь в любое место, но не удержишь своего языка, ты не странник". Сказал он ему еще: "Я хочу поститься по два (дня)". Сказал апа Лукий ему: "Сказал Исайя пророк: "Если ты склоняешь свою шею подобно кольцу, не будет на-зван пост постом угодным". Но лучше обуздай помыслы дурные". Сказал он еще в третий раз: "Я хочу бежать от людей". Сказал он ему: "Если (прежде не научишься жить хорошо с людьми, то) даже если будешь один, ты не сможешь направить себя хорошо".

87.  Апа   Макарий   говорил: "Если мы будем помнить зло, пришедшее на  нас от людей,  мы  погибнем  и лишимся  силы помнить о Боге. Если же мы будем помнить зло от демонов, мы будем незапятнанными, и они не смогут уязвить нас".

88.  Говорил апа Матой: "Сатана не знает, какова страсть, которой побеждается душа. Он сеет, но не знает, пожнет ли. Некоторых (он улавливает) из-за блуда, некоторых - из-за злословия  и некоторых - из-за  прочих страстей.  Страсть же, к которой он видит душу склонной, он доставляет ей".

89.  Говорили об апе Нитире, ученике апы Силуана, что во время, когда он сидел в своей келье на горе Синай, он в меру удовлетворял нужду тела. Когда же он стал епископом в Фаране, он связал себя строгим образом жизни. И сказал его ученик ему: "Апа, когда ты (был) в пустыне, ты не утруждал себя таким образом".

Сказал старец ему: "Место то - пустыня, покой и нищета там. Я хотел управлять там моим телом, чтобы не стать бессильным, и не заболеть и не выпрашивать того, чего у меня нет. Теперь же - мир это, и нет причины (поступать как прежде): если бы я и заболел в этом месте, есть кому принять меня к себе, (я утруждаю себя,) чтобы не погубить моего монашества".

90. Некий брат спросил апу Поймена: "Я хочу оставить (это) место, но я в беспокойстве". Сказал старец ему: "Из-за какого дела?". Сказал брат:  "Вот я слышал слова об одном из братьев, и это не приносит мне пользы". Сказал старец ему: "Истинны ли эти  (слова), которые ты слышал?" Сказал брат ему: "Да, мой отец, ибо и брат, который сказал мне, верен". Сказал старец ему: "Неверен он, ибо если бы он был верен, он не сказал бы эти (слова) тебе. Ибо услышал Бог голос жителей Содома и не поверил, пока не увидел Своими глазами". Сказал брат ему: "Я сам видел моими глазами". Услышал же (это)   старец, взглянул на землю, поднял  маленький  сучок и сказал ему: "Что это?". Сказал брат:  "Сучок это". Взглянул еще старец на крышу кельи и сказал: "Что это?". Сказал брат: "Бревно это". Сказал старец ему: "Положи в твое сердце, что твои грехи, принадлежащие тебе,- это бревно, принадлежащие же твоему брату - это малый сучок". Когда услышал эти (слова) апа Джиджой, (подивился и сказал: "Чем ублажу тебя, апа Поймен? Камень драгоценный - слова твои, исполненные благодати и всякой славы").

91. Говорил один из старцев:  "Когда вначале мы собира-лись вместе и говорили о (душевной) пользе, то составляли круги и восходили) на небо. Теперь же, когда мы собираемся друг с другом, мы впадаем в злословие, и каждый тащит ближнего своего в бездну".

92. Говорил один старец: "Если человек внутренний бодрствует, то возможно ему соблюсти и внешнего. Если этого нет, да будем мы блюсти наш язык от всякого зла изо всех сил".

93.  Он говорил еще: "Это необходимо для дела духовного, ибо ради этого мы пришли сюда. Ибо тому, кто учит устами, не совершая (этого) дела, грозит опасность".

94.  Другой из наших отцов говорил: "Необходимо человеку давать себе внутреннюю работу.    Если    он    занят работой Божьей, враг приходит к нему раз за разом, но не находит в нем места. Если же он будет захвачен в плен врагом, Дух Божий приходит к нему раз за разом, но, если он не даст места ему из-за зла, Он удаляется".

95.  Некий брат спросил одного старца: "Скажи слово мне, каким  образом   мне  спастись?". Сказал он:   "Да  делаем   мы дело понемногу со старанием, и мы спасемся".

96.  Пришли в Скит монахи из Египта и, увидев, что старцы в великом голоде из-за подвижничества (т. е. оголодав после длительного воздержания от пищи)  ели усердно, соблазнились. Когда же пресвитер узнал об этом, то, желая исцелить их (от соблазна), он возвестил народу в церкви, говоря: "По-ститесь и усильте ваше подвижничество и ваш образ жизни, братья! Сюда пришли египтяне". Хотели же египтяне уйти, но были задержаны.  Когда они пропостились первый день, они проголодались. Их заставили, однако, поститься два (дня). Те, которые в Скиту, провели (постясь) неделю всю. Когда наступила суббота, египтяне сели есть со старцами. Египтяне ели, производя смятение (букв, "в смятении", т. е. набросились на еду, производя  беспорядок).  Один  из старцев удержал  руку одного из них, говоря: "Ешь чинно, как монах". Он же оттолкнул его руку, говоря: "Пусти меня, апа, потому что я умираю! Вот (уже) неделя, как я не ел вареного!". Сказал он им: "Если вы так ослабели из-за того, что постились два дня, то почему вы соблазнились о братьях, которые всегда совершают таким образом свое подвижничество?". И они покаялись, и получили назидание от их подвижничества, и пошли (домой) в радости.

97.  Некий брат принял схиму и тотчас удалился (в келью), говоря: "Я отшельник". Услышали же старцы, пошли, вывели его и заставили его обходить кельи братьев, каясь    и говоря: "Простите меня, я не отшельник, но я человек грешный и новичок".

98.  Сказали старцы: "Если ты увидишь юношу, восходящего на небо по своему собственному желанию, схвати его за ногу и стащи на землю, ибо это ему не полезно".

99.  Некий брат говорил одному великому старцу: "Мне хочется, апа, найти старца по сердцу и умереть с ним". Сказал старец ему: "Хорошо ты ищешь!". Он был уверен, что это так, но не знал мысли старца. Когда старец увидел, что он думает, будто сказал хорошо, он сказал ему: "Если ты найдешь старца по твоему желанию, захочешь остаться с ним?" Он сказал: "Да, конечно!". Сказал старец: "Не для того, чтобы ты следовал воле старца, но  (чтобы он следовал твоей воле - и тогда ты успокоишься?". Понял брат и, принося раскаяние, говорил: "Прости меня, что я много вознесся. Я, ничего не знающий, думал, что хорошо говорю").

100.   (Говорили об апе Амое, что, когда ходил он в церковь, он не позволял своему ученику идти подле себя, но поодаль. И  когда  ученик подходил  спросить  его о помыслах, то,  как скоро давал ответ ему апа, тотчас отдалял его, говоря: "Я для того не позволяю тебе быть подле меня, чтобы)  когда мы го-ворим  слово ради  пользы   (духовной),  мы  не  говорили слов посторонних посреди  (назидательной речи)". Потому же он не позволял ему задерживаться подле него. Когда же он подхо-дил спросить его о слове, он следовал за ним.

101.  Говорил апа Амой апе Шою: "В каком образе ты ви-дишь меня?".  Сказал  он  ему:   "Я  вижу тебя,  мой  отец, как ангела". В конце же сказал он ему:  "Каким образом ты видишь меня?". Он сказал: "Как сатану, и слово доброе, которое ты говоришь мне, подобно мечу (направленному) в меня".

102. Сказал апа Салонис: "Если человек не скажет в своем сердце: "Я один существую и Бог", он не найдет в мире покоя".

103. Он говорил еще: "Если человек захочет, то не успеет наступить вечер, как он будет в мере Божественной".

104. Апа Висарион сказал, умирая: "Надлежит монаху быть всему глазом  (т. е. он должен быть весь -глаз), как херувимы и серафимы".

105. Шел однажды апа Даниил с апой Амоем. Сказал апа Амой: "Когда же мы сядем в келье?". Сказал ему апа Даниил: "Разве кто-то отнял у нас Бога? Бог - в келье, Бог - и снаружи".

106.  Говорил еще апа  Евагрий:  "Большое дело - молитва без посторонних мыслей".

107. Он еще говорил: "Помни всегда о твоем исходе из тела и не забывай о муке вечной, и грех не поселится в твоей душе".

108. Говорил апа Феодор Энатонский: "Если Бог зачтет нам наше небрежение молитвой и уловки, которые бывают, когда мы поем псалмы, мы не сможем спастись".

109. Говорил апа Феона: "Из-за того, как наше сердце занято созерцанием Бога, мы пленяемся страстями плоти".

110. Некоторые из братьев испытывали однажды апу Иоан-на Колова, потому что он не позволял своему помыслу говорить о вещах, принадлежащих этому миру, и сказали они ему: "Мы благодарим Бога: небо даровало свои дожди в этом году многократно, и финиковые пальмы напились и пустят отростки, и братья найдут себе работу". Сказал им апа Иоанн: "Подобным образом и Дух Святой: (сердца) обновляются и пускают отростки в страхе Божьем".

111.  Говорили еще о нем, что он сплел веревку на две корзины для одной корзины и не заметил - так его помысел был занят созерцанием.

112.   Говорил апа Иоанн Колов: "Я подобен человеку, что сидит под деревом и видит многих зверей и пресмыкающихся, приближающихся к нему. Когда он не может одолеть их, он поспешно влезает на дерево и спасается. Таким же образом и я сижу в моей келье и вижу злые помыслы, окружающие ме-ня. И если я не одолеваю их, я спешу прибегнуть к Богу мо-литвой и спасаюсь от врага".

113.  Был один трудолюбивый старец в Скиту, который утруждал себя телесно, но был рассеянным в своих помыслах. Он пришел  к апе Иоанну Колову и спросил  его о забывчи-вости. И услышал слово от него и вернулся в свою келью, но забыл, что апа Иоанн сказал ему. Он пошел снова спросить его и услышал слово от него. Он вернулся в свою келью и снова забыл слово. И таким образом многократно (отходя, терял слышанное по своей забывчивости. После сего, еще встретившись со старцем, сказал: "Знаешь, апа, я опять забыл, что ты мне говорил. Но чтобы не беспокоить тебя, я не приходил". Апа Иоанн сказал ему: "Поди, зажги светильник". И он зажег. И сказал ему еще: "Принеси другие светильники и зажги от него". Он сделал так. И говорит апа Иоанн старцу: "Неужели терпит что-нибудь светильник, когда от него возжигают другие светильники?". Тот отвечает: "Нет". Старец на это сказал: "Так и Иоанн. Хотя бы весь Скит ходил ко мне, не воспрепятствовал бы мне в благодати Божьей. Потому, когда хочешь, приходи, нисколько не рассуждая". И вот за терпение обоих Бог освободил старца от забывчивости. Таково было делание скитян - ободрять искушаемых и делать себе принуждения, чтобы приносить друг другу пользу).

114.   (Некто спросил апу Петра, ученика апы Лота, говоря: "Когда я сижу в келье, то душа моя покойна, но если приходит ко мне брат и начинает   говорить мне посторонние слова, то душа моя возмущается". Петр отвечает ему: "Ключ твой отпирает дверь твою". Брат говорит ему: "Что значит это слово?". Апа отвечает: "Если кто приходит к тебе, ты говоришь ему:  "Как ты живешь?  Откуда  пришел?  Как живут братья? Имеют ли общение с тобою?". И тогда ты не отпираешь ли дверь брату и не слушаешь ли то, чего не хочешь?". Тот говорит: "Да, это так. И что же сделать, если придет брат?". Старец отвечает: "Плач всему научает, где же нет плача, там невозможно уберечься)". Сказал он ему: "Когда я в келье, плач со мной. Если же кто-нибудь приходит ко мне или я вышел из моей кельи, я не нахожу его". Сказал он ему: "Он не подчинялся тебе никогда, но это как бы в долг". Сказал он ему: "Что значит это слово?". Сказал он: "Если человек потрудится в каком-либо деле во (всю) свою силу, он найдет его в любое время, когда возымеет нужду в нем".

115.   Когда апа Силуан жил на горе Синайской, пошел его ученик Захария на служение (и) (сказал ему:  "Спусти воду и полей сад". Он же, вышед, закрыл лицо свое куколем и смот-рел только себе под ноги. В это время шел к нему брат и, увидя его издали, подумал про себя: "Что он делает?". Потом, подошедши, брат говорит ему: "Апа! Скажи мне, для чего ты за-крыл лицо свое куколем и так поливал сад?". Старец отвечает: "Для того, чадо, чтобы глаза мои не видели деревьев и ум мой не отвлекался ими от делания Божия").

116.  Говорила еще (святая Синклитика): "Нет у нас в этом месте беззаботности, ибо сказало Писание: "Тот, кто стоит, пусть смотрит, чтобы он не упал". Мы плаваем в неизвестности, ибо эта жизнь - море, сказано нам псалмопевцем Давидом. Но (в море то находятся подводные камни, то исполнено оно бывает большими животными, то сохраняет тишину. Мы думаем о себе, что плаваем в тихой части моря, а мирские - в опасных. Мы плаваем днем, руководимые солнцем правды, а они блуждают в ночи неведения. Но часто и мирскому, в бу-ре и опасности находящемуся, когда он возопиет и будет бод-рствовать, возможно спасти свой корабль, а нам, сущим в тишине, случается идти ко дну от нерадения, когда мы оставляем кормило правды").

117.  (Некто идольский жрец пришел в Скит и ночевал у) одного из старцев. Он увидел его образ жизни и сказал ему: "Вы не видите ничего от вашего Бога?". Сказал он: "Нет". Сказал жрец: "Мы малые служения творим, и тайны открываются нам, а вы творите великие труды, ночные бдения, и подвижничества, и уединение, и вы говорите: "Нет никакого помысла злого в нашем сердце". Что же отделяет вас от вашего Бога, что Он не открывает вам Своих тайн?". Когда же услышали наши отцы, подивились и сказали: "Злые помыслы воистину отделяют нас от Бога".

118.  Говорили, что в горе апы Антония жили семь братьев, и во время (созревания) фиников каждый из них (по очереди) отпугивал птиц. Был же там один старец. Когда он сторожил в свой день, он кричал: "Удалитесь, помыслы внутренние злые, удалитесь и птицы внешние!".

119.  Некий брат в Келлиях размочил свои ветви, и во время, когда он садился плести, его помыслы   говорят ему: "Иди к такому-то старцу". Он думает про себя: "Спустя немного дней я пойду". И опять они говорят: "Если он умрет, что ты будешь делать?". "И к тому же,- говорит он  (себе),- очень жарко". И опять он говорит про себя: "Не время сейчас". И снова он думает про себя: "Когда ты будешь резать тростник, время будет". Он же ответил (себе): "Закончу (эти) ветви и тогда пойду". И опять он говорит себе самому: "Но хорош воздух сегодня". И тотчас он встал, оставил ветви размоченными, взял свою милоть и пошел. Был же еще некий старец прозорливый в соседстве с ним. И увидев его спешащим, он закричал ему, говоря: "Пленник, иди сюда!". И когда он подошел, сказал ему старец: "Возвратись в твою келью быстрей". И тогда брат сказал ему о борении всех помыслов, которые приходили в  его сердце. Когда он вернулся в свою келью, он повергся и покаялся, причем возопили великим голосом демоны, говоря: "Вы победили нас, о монахи!" И циновка под ним была подобна огню горящему, и они стали дымом, и ушли... И он узнал  (что это) их дело и их зло.

120.  Говорили еще об одном старце, что он умирал в Скиту, и братья окружили его ложе. Они укладывали его, и обряжали, и очень о нем плакали. Он же вдруг открыл глаза и засмеял-ся, потом снова засмеялся, после чего сделал то же   самое - засмеялся в третий раз. И тотчас спросили его братья, говоря: "Скажи нам, апа, почему мы плачем, а ты, напротив, смеешься?". Он ответил и сказал им: "Я смеюсь потому, что вы все боитесь смерти. А во второй раз я засмеялся потому, (что вы не   готовы.   В   третий же раз - потому, что от труда отхожу в покой". И тотчас старец предал дух свой Господу).

121.  (Был некий монах, имея мирского брата убогого, и если что вырабатывал, подавал ему). Брат же, когда тот давал ему, становился еще беднее. Пошел брат и рассказал об этом одному из старцев. Сказал старец ему: "Если ты хочешь послушать меня, не давай ему больше, но скажи ему: "Мой брат, во время, когда я имел, я давал тебе. Ты же теперь то, что добудешь твоей работой, принеси мне". И то, что он принесет, возьми у него. И где ты узнаешь, что есть странник или бедный старец, отдай это ему и попроси их, чтобы они помолились за него". Пошел брат и сделал так. Когда пришел его брат мир-ской, он сказал ему так, как говорил старец, и он ушел опечаленный. И вот в первый день он взял из огорода овощей съедобных и принес ему. Взял их его брат, и отдал старцам, и попро-сил, чтобы они помолились за него, и получил благословение, и вернулся в свой дом. После этого опять он принес овощи вареные и три хлеба. Взял их опять брат и сделал, как в первый раз, и получил благословение, и возвратился. Он пришел после этого в третий раз и принес маслины, и вино, и масло. Ког-да же увидел брат, подивился, и пригласил братьев бедных, и упокоил их. Сказал он своему брату: "Не нуждаешься ли ты в немногих хлебах?". Он сказал: "Нет, мой брат, ибо во время, когда я нуждался и брал что-либо у тебя, я    словно бы брал огонь в мой дом, и он пожирал его. Во время же, когда я не брал ничего у тебя, у меня стало много всего, Бог благословил меня". Пошел брат и сообщил старцу все, что произошло, и сказал старец: "Ты не знаешь, что дело монаха - огонь; всякое место, в которое он приходит, он сжигает. Этот же более получил пользу себе, чтобы давать милостыню от собственных трудов, и он получил молитвы святых, и таким образом он будет благословенным".

122. Говорил один старец: "Есть  некто,  делающий  много добра, и лукавый (заставляет его тщательно заниматься мелочами), чтобы он погубил воздаяние за  большие благодеяния, которые он сотворил. Ибо когда я жил,- сказал он,- однажды в Пемдже (греч. Оксиринх) у одного пресвитера, творящего ми-лостыни, пришла к нему вдовица, прося у него немного зерна. Сказал он ей: "Иди и принеси меру, и я отмерю тебе". Она же принесла ее, и он проверил (меру), говоря: "Велика эта мера", покачав ее своей рукой, и пристыдил вдовицу. Когда же вдовица ушла, я сказал ему: "Мой отец пресвитер, ты продал зерно вдовице?". Он же сказал: "Нет". Сказал я ему: "Если ты даешь ей милостыню, почему ты проверил меру и присты-дил вдовицу?".

123. Один старец жил в киновии с братом. Старец же давал хлеб всякому, кто приходил. Когда брат увидел,, что происходит, сказал он старцу: "Дай мне мою часть из хлебов, а со своей частью поступай, как хочешь". Старец разделил хлебы себе и брату и снова продолжал творить милостыню из своей части. Многие приходили к старцу, услышав, что он дает вся-кому. Увидел Бог его сердечное усердие и благословил его хлебы. Брат же съел свои хлебы и сказал старцу: "Так как у меня мало хлебов, возьми меня к себе в общение". Сказал ему старец: "Как ты хочешь, так я сделаю". И опять они стали жить вместе. Когда же настало время, пришли нуждающиеся получить милостыню. Случилось опять однажды, что вошел брат и увидел, что хлебов мало. Пришел же один бедный брат. Сказал старец: "Дай ему хлебов". Он сказал: "Ничего нет, апа!". Сказал старец ему: "Войди и посмотри". Брат вошел и нашел хлебницу, полную доверху. Когда он увидел это, он убоялся. Он дал бедному брату, и познал веру и добродетель старца, и воздал славу Богу.

124.   (Некий мирянин был весьма благочестив и пришел к апе Поймену. Были же и многие иные братья,  желающие наставления  старца. Апа Поймен сказал мирянину: "Скажи братьям слово". Мирянин говорит: "Я ли скажу, я ли, окаянный?". Но, вынужденный, сказал много: "Я не знал ничего, но слышал  следующую притчу великого старца. Некто призвал своего друга, говоря:) ("Царь прислал за мной) спешно, и я хочу видеть царя. Проводи меня туда". Сказал он ему: "Я пойду с тобой до половины дороги". И сказал он другому другу: "Проводи меня к царю". Сказал он ему: "Я пойду с то-бой до дворца". Сказал он другому другу: "Проводи меня к ца-рю". Сказал он ему: "Я провожу тебя прямо к царю и буду го-ворить за тебя (т. е. "в твою защиту")". Сказали они ему: "Разъясни нам эту притчу". И сказал он: "Первое - это подвижничество, которое ведет нас до половины дороги, второе - цело-мудрие, которое достигает до неба, третье - милосердие, которое приводит прямо к Богу".

125.   Говорили старцы: "Бог ничего так не требует от новоначальных монахов, как послушания".

126.  У одного старца-отшельника был прислужник, живущий в деревне. Случилось однажды, что он замедлил прийти к старцу по его обыкновению. Старец же испытывал недостаток во всем и в работе ручной, которая была у него в келье, и скорбел, что нет у него ни работы, чтобы делать (ее), ни пищи. И сказал он своему ученику: "Не хочешь ли ты пойти и позвать того, кто прислуживает нам?". Он сказал: "То, что ты велишь, я сделаю". И снова старец не осмелился послать ученика. Ког-да же они скорбели, что прислуживающий не пришел к ним, сказал старец брату: "Не хочешь ли ты пойти в деревню?". Сказал брат: "То, что ты велишь, я сделаю". Боялся брат ид-ти в деревню из-за соблазна и все же, чтобы не ослушаться своего отца, решился идти. Сказал он ему: "Ступай, и я верю в Бога всего (существующего), что Он защитит тебя от всякого искушения". Он помолился и отослал его. Когда же он вошел в деревню, он вошел в место, в котором (жил) служитель, и нашел, что он вместе со всеми его людьми вне деревни из-за поминовения,' кроме одной его дочери. Когда же он постучал в дверь, она ответила и отворила ему. Он спросил ее об отце. Она же просила его (войти) и потянула его внутрь. Он отказывался. Когда же она схватила его насильно, и одолела его, и втащила внутрь, он понял тогда, что она тащит его для оск-вернения, вздохнул и возопил: "Господи, в сей час спаси меня ради молитв моего отца!". И когда он сказал это, тотчас нашел себя у реки по пути в монастырь, и (таким образом) был возвращен незапятнанным к его отцу.

127. Два брата по плоти пошли в некий монастырь. Один из них - подвижник, другой - послушен весьма. Если отец скажет ему: "Сделай такое-то дело", он сделает его, (скажет:) "Ешь себе утром", он ест. Он приобрел в монастыре славу благодаря своему послушанию. Его же брат подвижник был по-буждаем (завистью) к нему. Сказал он себе: "Я испытаю его и увижу, послушен ли он". Он направил свой путь к его отцу и сказал: "Пошли моего брата со мной, и мы пойдем в такое-то место". И отец отпустил его. Взял его подвижник (с собой), желая испытать его. Он спустился к реке. Были же в месте том крокодилы многочисленные. И он сказал ему: "Сойди в реку и переправься". Тот же пошел. Пришли крокодилы, лизали его тело и не кусали его совсем. Когда же увидел (это) подвиж-ник, сказал: "Выйди на берег". По пути они находят тело, ле-жащее на дороге. И сказал подвижник: "Если у тебя есть ветхая одежда, набросим на него". Сказал тот, у которого было послушание: "Лучше помолимся за него, может быть, он воскреснет". И они стали на молитву. В то время, как они моли-лись, (мертвый воскрес. И похвалился подвижник, говоря: "Ради моего подвижничества воскрес мертвый". Но Бог открыл все отцу монастыря - и то, что он искушал брата своего кро-кодилами, и (как) воскрес мертвый. И когда подвижник пришел в монастырь, апа говорит ему: "Зачем ты так поступил с братом своим, искусивши его? И вот ради послушания его воскрес мертвый").

128. (Апа Макарий рассказывал о себе, говоря: "Когда я был молод и жил в келье в Египте, взяли меня и сделали клириком при церкви в селении. Не желая быть клириком, я убе-жал в другое место. Приходил ко мне благочестивый мирянин, брал мое рукоделие и служил мне. Случилось же по искушению диавольскому одной девице в селении пасть. Когда она зачала во чреве, спрашивали ее: "Кто виновник сего?". Она же отвечала: "Отшельник". Тогда, вышедши из селения, взяли меня, навесили на шею мою сажею очерненных горшков и ушков от посуды,) обходили со мной улицы все селения и били меня, говоря: "Этот монах лишил девственности нашу дочь, бейте его!" И они били меня. Еще немного и я бы умер. И сказал один, сжалившись: "Доколе мы будем бить этого нездешнего мона-ха?". Прислуживающий же мне следовал за мной позади, стыдясь, ибо срамили его, говоря: "Разве это отшельник, о котором ты свидетельствуешь? Смотри, что он сделал!" Сказали же ее родители: "Мы не отпустим его, пока он не представит поручителя за себя, что он будет кормить ее". Я сказал прислу-живающему мне, и он поручился за меня. Я пошел в мою келью и все корзины, которые нашел, отдал ему, говоря: "Продай их, дай (деньги) моей жене, чтобы она питалась". И я говорил в своей мысли: "Макарий, вот ты нашел жену себе, нужно тебе побольше работать, чтобы питать ее". И я работал ночью и днем, посылая ей. Когда же пришло (время), когда несчастная должна была родить, она продолжала мучиться и не рождала. Говорили же: "Что это (значит)?". Она сказала: "Я знаю, потому что я оклеветала отшельника и оболгала его, а он не сделал мне ничего, но это (сделал) такой-то юноша". Пришел прислуживающий мне, говоря: "Женщина не могла родить, пока не призналась: "Отшельник не имел дела со мной, но я оболгала его", и вот все селение хочет прийти в это место, чтобы покаяться". Я же, когда услышал это, чтобы не досаждали мне люди, встал и пришел в это место, в Скит. Вот причина, из-за которой я пришел сюда".

129. Апа Макарий шел однажды вокруг болота, неся паль-мовые ветви, и вот диавол встретил его на пути, держа серп в руке. Он хотел ударить его (серпом), но не смог и ска-зал ему: "Великое насилие я терплю от тебя, потому что нет силы у меня против тебя. Ибо вот вещи все, которые ты де-лаешь, я делаю тоже. Ты постишься днями, я же не ем вооб-ще. Ты совершаешь ночные бдения (букв, "ночь бдительную") много раз, я же не сплю никогда. В одном ты сильнее меня". Сказал апа Макарий: "Что это?". Он сказал: "Это твое сми-рение. Я не могу смириться никогда, поэтому я бессилен про-тив тебя".

130. Отправился однажды апа Матой из Храитху в области Габалонские. Был с ним его брат. Епископ же удержал его (т. е. Матоя) и сделал пресвитером. Когда же они ели вместе, сказал епископ ему: "Прости меня, мой отец, я знаю, что ты не хочешь  (этого), но, чтобы я получил благословение от те-бя, я дерзнул сделать это". Сказал ему старец со смирением: "(Мой) помысел желает немногого, но о том я скорблю, что расстанусь с моим братом, который со мной, ибо я не смогу выстоять, творя все молитвы". Сказал епископ ему: "Если ты знаешь, что он достоин, я рукоположу его". Сказал ему апа Матой: "Достоин ли он, я не знаю, одно я знаю - что я недостоин его". Он же рукоположил и этого. И они упокоились оба, не приступив к жертвеннику совершения Евхаристии. Говорил же старец (умирая): "Я верую в Бога, что, может быть, нет на мне большого преступления из-за рукоположения, потому что я не совершил Евхаристии, ибо (рукоположение должны принимать люди беспорочные").

131.   (Был спрошен братом)   апа Поймен:  "Каким образом надлежит мне быть в месте, в котором я живу?" Сказал старец ему:   "Имей образ  мыслей  временно  пребывающего  человека в месте всяком, чтобы ты не стремился выдвинуть твое слово вперед, и ты успокоишься".

132.  Он говорил еще: "Когда человек повергается перед Бо-гом, (то) не оценивать себя и пренебрегать своими желаниями - таковы деяния монаха".

133.  Он говорил еще: "Не оценивай себя сам, но присоединись к кому-либо, кто поступал хорошо".

134.  Некий брат спросил его: "Надлежит ли мне обращать внимание на что-либо, когда я сижу в келье?". Сказал он ему: "Я, пока я человек, нахожусь в грязи глубокой по шею, и отя-гощен бременем, и взываю: "Боже, помилуй меня!"".

135.   Он говорил еще: "Некий брат спросил апу Аллония: "Что есть презрение (к себе)?". Сказал старец:  "Это значит помещать себя ниже животных и знать, что тех не презирают".

136.  Он говорил еще: "Однажды сидели, вкушая, старцы, и стоял, прислуживая, он с апой Аллонием. Увидя же его (прислуживающим), они похвалили его. Он ничего им не ответил. Сказал же один ему: "Почему ты не отвечаешь старцам, хвалящим тебя?". Сказал ему апа Аллоний: "Если я отвечу им, ты сочтешь, будто я обрадовался похвале, будто я принимаю ее себе".

137.   Он говорил еще: "Земля, о которой Господь повелел, чтобы приносить жертву на ней, есть смирение сердечное".

138.   Говорил  еще старец:  "Если человек будет соблюдать свой чин, он не смутится".

139.  Говорил апа Иосиф: "Когда мы сидели с апой Пойменом, он назвал апой Агафона, и мы сказали ему: "Юноша это, почему ты называешь его апой?". И сказал апа Поймен: "Его уста назвали его апой" (т. е. его слова так мудры, что он до-стоин называться апой)".

140.  Говорили об апе Поймене, что он не хотел никогда отзываться о слове какого-либо старца, но, напротив, он более хвалил их слово, чем собственное.

141.  Пришел однажды в Скит блаженный апа Феофил, архиепископ. Собрались братья и сказали апе Памбо: "Скажи одно слово папе, чтобы он получил пользу". Сказал им старец: "Если он не получит пользы от нашего молчания, то если мы будем говорить, он тоже не получит пользы".

142. Говорил один брат верный: "Мы пошли, семеро братьев-отшельников, к апе Джиджою,    живущему  на  острове Клисма. Мы попросили его, чтобы он сказал нам слово. И сказал он: "Простите меня, я - человек невежественный, но я ходил к апе Хору и апе Хатрэ. Апа Хор был болен восемнад-цать лет. И я простерся перед ними (говоря): "Скажите слово мне". Сказал апа Хор мне: "Что есть у меня сказать тебе? Ступай, то, что ты видишь, делай (т. е. если увидишь, что нужно что-то сделать, делай). Бог принадлежит не тому, кто любит (иметь) много, но тому, кто принуждает себя во всем". Апа Хор и апа Хатрэ были из одной области. Великий мир был между ними обоими, пока они не вышли из тела, ибо велико было послушание апы Хатрэ и велико смирение апы Хора. Я провел несколько дней у них, наблюдая за ними, и видел ве-ликое чудо, которое сотворил апа Хатрэ. Один (человек) принес им маленькую рыбу, и захотел апа Хатрэ приготовить ее апе Хору. Он же держал нож, разрезая рыбу, и позвал его апа Хор: "Хатрэ, Хатрэ!". И апа Хатрэ оставил нож в середине рыбы и, не разрезав остальное, пошел к нему. И я удивился его великому послушанию, потому что он не сказал: "Потерпи, пока я не разрежу рыбу". Я сказал апе Хатрэ: "Где ты обрел это великое послушание?" Сказал он мне: "Не мое это, но принадлежащее старцу". И он взял меня в место (нахождения) стар-ца, говоря: "Иди, и ты увидишь послушание". И он сварил не-много рыбы, и испортил ее намеренно, и поднес ее старцу. Он ел, не говоря (ничего). И сказал ему апа Хатрэ: "Хороша она?" Сказал  он:   "Очень  хороша".   После этого    он    принес    ему немного очень хорошей рыбы и сказал ему: "Я испортил её, старец". Он же ответил: "Да, немного испортил". И сказал мне апа Хатрэ: "Ты видел, что послушание принадлежит старцу". И я ушел от них, и то, что я видел, храню по мере сил"".

143.  Это рассказал апа Джиджой. Один из нас попросил его: "Сделай милость, скажи нам слово и    ты".    Сказал он: "Унижая себя сознательно, ты исполнишь Писание". Сказал ему другой из нас: "Что есть странствование, мой отец?". Сказал он: "Молчание это, и говори  (себе)  в месте всяком, куда ты пойдешь: "Нет у меня дела", это есть странствование".

144.   Пошел некий брат к апе Джиджою в гору апы Антония, и когда они разговаривали, он сказал апе Джиджою: "Теперь ты еще не достиг меры апы Антония, апа?". Сказал он: "Если бы у меня был  (хоть) один помысел апы Антония, я бы весь стал огнем. Однако я видел одного человека, у которого есть сила вынести единственный его помысел, (хотя и) с трудом".

145.  Спросил его еще брат: "Мучил ли сатана древних таким же образом?" Сказал ему апа Джиджой: "Он мучит более теперь, его время приблизилось, поэтому он мятется".

146.  Другие пошли к нему, чтобы услышать слово от него, и он не сказал им ничего, но сказал: "Простите меня". Когда они увидели его корзины, сказали они Аврааму, его ученику: "Что вы делаете с этими корзинами?" Сказал он: "Мы рассылаем их туда и сюда". Услышал же старец и сказал: "И Джид-жой кормится оттуда и отсюда". Они же услышали  (это), получили немалую пользу и пошли в радости, наставленные его смирением.

147.  Некий брат спросил апу Джиджоя: "Я вижу, что мой помысел пребывает в Боге". Сказал старец ему: "Не великое дело, чтобы твой помысел пребывал в Боге. Великое же увидеть, что ты ниже всякой твари, ибо это ведет и к утруждению тела; это - дела сердечного смирения".

148.   Говорила блаженная Синклитика: "Как невозможно построить корабль без гвоздя, так невозможно спастись без сердечного смирения".

149.  Говорил   апа   Иперехий:   "Древо  жизни,  стремящееся в высоту, есть смирение сердечное".

150.  Он говорил еще: "Уподобься мытарю, чтобы ты не был презрен с фарисеями. Избери себе кротость Моисея, чтобы ты превратил твое сердце, как скалу, в источники водные".

151.  Говорил апа Хорсиэсе:  "Кирпич глиняный (т. е. сырец), если положат его в основание (здания) близ реки, не выдержит (и) одного дня. Обожженный же остается, как камень. Таким же образом человек, имеющий мирской помысел, не обожженный страхом Божьим, если возвысится до величия, гибнет. Ибо многочисленны искушения таковых, в особенности когда они пребывают среди людей. Хорошо, чтобы человек знал свою меру, чтобы он бежал от бремени величия. Те же, кто тверд в вере, непоколебимы".

152. О святом Иосифе если кто-либо захочет говорить, он скажет: "Не земной это человек, потому что он был искушаем! многими искушениями, и в какой стране! В месте, в котором! нет и следа служения Богу. Но был с ним Бог его отцов, и Он спас его от мук. И теперь он со своими отцами в царстве не-бесном. Мы же, познав нашу собственную меру, да подвизаемся, ибо  (и)  при всем этом едва ли сможем избежать суда Божьего".

153. Один старец-отшельник жил уединенно в пустыне, и сказал он в себе: "Я исполнился добродетели". И он помолился Богу, говоря: "Чего недостает мне, чтобы я сделал?". Захотел же Бог смирить его помысел и сказал ему: "Ступай к такому-то архимандриту и то, что он скажет тебе, делай". Бог же открыл  архимандриту, говоря:  "Вот такой-то отшельник идет к тебе. Дай ему бич и заставь пасти свиней". Пришел же старец, постучал в дверь и вошел к апе собрания.  Они привет-ствовали друг друга, сели, и сказал отшельник:  "Что мне делать, чтобы я спасся?". Сказал ему архимандрит:  "То, что я скажу тебе, ты сделаешь?". Он сказал: "Да". Он сказал ему: "Возьми этот бич и паси свиней". Те же, которые знали его, уви-дели его пасущим свиней и говорили:   "Посмотрите на этого великого отшельника, ум которого помутился, и демон в нем, и он пасет свиней". Увидел же Бог его смирение, что он терпел таким образом  насмешку людей,  и отослал  его  назад.

154. Некий человек, будучи одержимым демоном, и  мучимый весьма, и испускающий пену, ударил    одного монаха из старцев в щеку. Старец тотчас обратил к нему и другую. Демон же не мог вынести жара смирения и вышел из него.

155.  Говорил один старец: "Если помысел это высокомерный, и он входит тебе внутрь, проверь свои помыслы, соблюдал ли ты заповеди, любил ли твоих врагов, радовался ли славе твоих врагов и печалился об их нужде, считал ли себя рабом бесполезным и грешным более всех. И при этом да не думаешь ты о величии, как будто ты все превзошел, зная, что эта мысль губит все".

156. Говорил один старец: "Не позволяй твоему сердцу говорить против твоего брата, говоря: "Насколько я более бдителен, чем он", и еще: "Я подвижник более, чем он", и "Я умнее его". Но покоряйся духу нищеты ради Христа и приобрети себе любовь нелицемерную, чтобы ты не дал волю гордыне духа, которая в тебе, ибо написано: "Тот, который стоит, да смотрит, чтобы не упасть", и будь посолен солью Христа".

 157.  Говорил один старец:  "Тот,  кого почитают выше его достоинства или который хвалится собой,   получает  великий вред. Тот, кому не воздают славу от людей, получает    славу на небесах".

158.  Некий брат спросил одного старца: "Хорошо ли много каяться?". Сказал старец: "Мы видим Иисуса сына Навина, что когда он повергся на свое лицо, Бог явился ему".

159.  Спросили одного старца: "Почему демоны борются с на-ми так (по-разному)?". Сказал старец: "Потому что мы отбросили наше оружие: нетщеславие,  и смирение,  и нестяжатель-ство, и терпение".

160.  Некий брат спросил одного старца: "Апа, если брат принесет мне слова   (сказанные кем-либо)   снаружи, хочешь, чтобы я сказал ему:  "Не приноси их мне"?". Сказал старец ему: "Нет". Сказал брат ему: "Почему?". Сказал старец: "Потому что и мы сами не могли соблюдать того, чтобы не гово-рить ближнему:  "Не делай этого", и не сумели делать это". Сказал брат ему: "Что же надлежит делать?". Сказал старец: "Когда  мы хотим  молчать, этот образ   (действия)  достаточен

ближнего".

161.  Спросили одного старца: "Что есть смирение?". Сказал он: "Если твой брат согрешит против тебя, а ты простишь ему прежде, чем он покаялся".

162. Говорил один старец: "В искушении всяком не обвиняй человека, но обвиняй себя самого, говоря: "Это случилось со мной за мои грехи"".

163. Говорил один старец: "Я никогда не преступал моего чина, чтобы взойти на высоту, и, будучи низринутым в унижение, не смущался. Вся моя забота - молить Бога, чтобы Он избавил меня от ветхого человека".

164.   Некий брат спросил одного старца: "Что есть смирение сердечное?". Сказал старец ему: "Чтобы ты делал добро тем, кто делает тебе зло". Сказал брат ему: "Если кто-либо не достигнет этой меры, что ему делать?". Сказал старец: "Пусть он изберет себе молчание".

165.  Некий брат спросил одного старца: "Скажи слово спасения мне, апа! Хотя ты и говоришь его, мы его не соблюдаем, потому что наша земля - земля засоленная".

166.  Некий брат спросил одного старца: "Каково дело стран-ствования?". Сказал он ему: "Я знаю одного брата странствующего, который находился в собрании, когда совершалась трапеза любви. Он сел за стол, чтобы есть с братьями. Сказали же некоторые: "Кто это такой?". Они схватили его и заставили встать, говоря: "Вставай и уходи". Он встал и ушел. Другие же опечалились   (происшедшим)   и позвали его.  После этого один спросил его: "Что пришло тебе на сердце, когда прогнали тебя и опять ввели?". Сказал он: "Я положил в моем сердце, (что) надлежит мне быть собакой; она,  когда  ее прогоняют, уходит, когда ее зовут, приходит"".

167.  Некие люди пришли в Фиваиду к одному старцу, имея при себе одержимого демоном, чтобы он исцелил его. Старец же, которого они очень упрашивали, сказал демону: "Выйди из творения Божьего!". Сказал демон старцу: "Я выйду, но я спрошу тебя об одном слове: кто суть козлища и кто овцы?". Сказал старец: "Козлища - я это, овец же Бог знает". Когда демон услышал эти (слова), он сказал: "Ради твоего смирения я выйду".

168.  Был в предместьях Константинополя один монах-египтянин при Феодосии царе. Царь же, идя по той дороге, оставил людей, пришел один, постучал к монаху. И он узнал, кто это, но принял его как одного из войска. Когда же они вошли! внутрь, (то) помолились и сели.  Начал  царь расспрашивать, его, говоря: "Наши отцы, которые в Египте, что делают?". Он сказал: "Они молятся все за твое здравие", и сказал ему; чтобы он вкусил немного хлеба. Он дал ему немного растительного масла и соли. Он поел. И он дал ему воды. Он выпил. Сказал же ему царь: "Ты знаешь, кто я?". Он сказал; "Бог знает тебя". Тогда он сказал:  "Я - Феодосии царь".  И тотчас поклонился ему старец.  Сказал ему царь:  "Блаженны вы, что беззаботны в этом мире! Поистине, с тех пор как я родился в царском достоинстве, я не вкушал ни хлеба, ни воды (с таким удовольствием), как сегодня, и не знал, что они так сладостны". С того дня стал прославлять его царь. Старец же встал, и бежал, и вернулся в Египет.

169.  Говорили старцы: "Если нет борения на нас, тем более мы смиряемся, ибо Бог видит нашу слабость и охраняет нас, если же мы возносимся, Он отнимает Свою защиту от нас, и мы погибаем".

170.  Диавол принял образ ангела света, явился одному из братьев и сказал ему: "Я Гавриил, я послан к тебе". Сказал он ему: "Очевидно, ты послан к другому из братьев, ибо я недостоин". Он же тотчас сделался невидимым.

171.  Говорили старцы: "Хотя бы воистину ангел явился тебе, не принимай его, но смирись и скажи: "Я недостоин видеть ангела, потому что жил в грехах"".

172.   Говорили об одном из старцев, что он    сидел в своей келье, подвизаясь,  и увидел демонов воочию,   и высмеял  их. Диавол же увидел  себя побежденным  старцем,  и  пришел,  и явился ему, говоря: "Я - Христос". Увидев его, старец закрыл глаза. Сказал ему диавол: "Почему ты закрыл глаза? Я - Христос!". Сказал же старец: "Я не хочу видеть Христа в этом месте". Услышал эти (слова) диавол и сделался  невидимым.

173. Демоны говорили другому старцу,  желая  соблазнить его: "Ты хочешь видеть Христа?". Он сказал им: "Анафема вам и тому, о ком вы говорите, что это Христос! Мой Христос, в Которого я верую,- Тот, Который сказал: "Если кто скажет вам: "Вот Христос в этом месте" или "(в) том", не верьте"". И тотчас они сделались невидимыми.

174.  Говорили о другом старце, что он провел семьдесят недель, постясь, и вкушал один раз в неделю, причем он просил об одном слове Писания, но Бог не открыл ему. Сказал же он в себе: "Я предпринял великий труд и не получил никакой пользы. Пойду тогда к брату и спрошу его". Когда же он запирал дверь, чтобы идти, был послан к нему ангел Господа, говорящий:  "Эти семьдесят недель, что ты постился, не приблизили    тебя    к    Богу. Когда же ты смирился, чтобы пойти к твоему брату, я  был послан сказать тебе   (это)   слово". И он удовлетворил его относительно  (этого)  слова и отошел от него.

175.  Говорили наши отцы об одном, что он просил Бога семь лет о некоем даре, и Он даровал его. Услышал об этом один старец и опечалился весьма. Сказал он:  "Великий это труд! Ступай и проведи другие семь лет, моля Бога, чтобы Он отнял У тебя дар, ибо это тебе не полезно". Он пошел и сделал так, так что дар снова был у него отнят.

176.   Говорил один старец: "Если кто в страхе    Божьем  и в смирении прикажет ближнему совершить какое-либо дело, то слово, исходящее от Бога, заставит брата подчиниться и сделать его. Если же кто захочет приказать кому-либо без страха Божьего, но повелительно, как желающий властвовать над ним, Бог, видящий (сокровенное сердца, не даст ему услышать или исполнить. Ибо явно есть дело, бывающее от Бога, и явно бывающее по человеческой власти. Дело Божье смиренно, с уте-шением, а дело по власти - со страхом и смущением - оно от лукавого"),

177.   (Брат спросил некоего старца, говоря: "Скажи мне одно дело, чтобы я сохранил его)   (и жил через него". И сказал старец:) "Если ты сможешь вынести поругание над тобой, великое дело это, выше всех добродетелей".

178.   Говорил один старец:  "Тот, кто вынесет поругание и насмешку, может спастись".

179.   Говорил один старец: "Не допускай себе знакомства с игумном11  и не ходи к нему много раз, ибо от этого ты обретешь дерзновение, поскольку пожелаешь и сам начальствовать".

180.  Некий брат был в монастыре, и возводили на него всю тяготу братьев, так что он постоянно обвинял себя сам, вплоть до блуда. Некоторые из братьев не знали его дела, и один обвинял его, говоря: "Этот совершает много грехов и не работает". Отец же, зная его дело, сказал братьям: "Я желаю одной циновки с его смирением сердечным более всех ваших (делаемых) в гордости. А если хотите подтверждения от Бога, смотрите!". Он принес их работы и циновку брата, зажег огонь и бросил их все в него. Они сгорели все, кроме циновки брата. Братья, увидев это, устрашились и поклонились брату, принося, ему покаяние, и стали относиться к нему как к отцу.

181.  Спросили одного старца: "Каким образом некоторые говорят: "Мы видим явление ангелов"?". Сказал он им: "Благо в особенности тому, кто во всякое время будет видеть собственные грехи".

182.   Некий брат был обижен на брата. Тот, услышав об этом, пришел и поклонился ему. Он же не открыл ему дверь. Тот пошел к старцу и рассказал ему об  (этом). Ответил старец: "Смотри, может быть, есть помысел в твоем сердце, будто ты порицаешь твоего брата, что на нем грех, обвиняя его одного за это, поэтому его сердце не согласилось открыть дверь. Однако вот что я говорю тебе: хотя бы он согрешил перед тобой, но ступай и положи в твое сердце, что ты согрешил против него, и сочти его выше себя, тогда Бог убедит его сердце, и он помирится с тобой". И старец рассказал ему о подоб-ном   деле,   говоря: "Были два благочестивых брата-мирянина. Они решили вместе уйти и сделаться монахами. И, увлекаемыервением, по слову Евангелия, не понимая, оскопили себя ради царства небесного. Когда же об этом услышал архиепископ, он отлучил их. Они же, думая, что сотворили благое дело, вознегодовали на него, говоря: "Мы сделали себя евнухами ради царства небесного, а ты отлучил нас! Пойдем и пожалуемся на него епископу Иерусалима". И они пошли и рассказали ему все. Сказал им и архиепископ: "Я тоже отлучаю вас". Они опечалились, и пошли в Антиохию к архиепископу, и рассказали ему эти вещи. Но и этот отлучил их. Они сказали опять: „Пойдем в Рим к патриарху, и тот рассудит нас с ними всеми". Они пошли к великому архиепископу Рима и сказали ему, что архиепископы сделали им. „Мы пришли,- сказали они,- к тебе, потому что ты глава всех". Сказал и он им: „Я тоже отлучаю вас, вы отлучены". Тогда они пришли оба в недоумение, говоря: „Каждый из них угождает другому, потому что они встречаются друг с другом на соборах, но пойдем к святому Божьему Епифану, епископу Кипра, потому что он пророк и не будет лицеприятен". Когда они приблизились к его городу, ему было открыто о них, и он послал им (навстречу и сказал: „Не входите в град сей". Тогда они, пришедши в себя, сказали: „Поистине мы согрешили. Так зачем же мы оправдываем самих себя, будто они несправедливо отлучили нас, когда также (решил) и сей пророк, ибо Бог открыл ему о нас". И много обвиняли себя за то, что сделали. Тогда сердцеведец Бог, зная, что они поистине обвиняли себя, открыл об этом апе Епифанию. Пославши за ними, он привел их к себе и, утешивши, принял в общение и написал архиепископу Александрийскому так: „Прими чад твоих, ибо они искренно раскаялись"". Старец же сказал: "Вот это-то и есть исцеление человека, и сего хочет Бог от человека, чтобы человек грех свой возлагал на себя и просил Бога". Брат, услышавши сие, поступил по слову старца и, пошедши, постучал в двери брата. Тот же, как только почувствовал его вне, первый принес пред ним раскаяние и тотчас отворил двери. Они от души обняли друг друга, и был у них мир великий).

183.   (Случилось однажды апе Памбо идти с братьями по стране Египетской и, видя некоторых мирян)   сидящими, сказал он им: "Встаньте и приветствуйте монахов, чтобы вы получили благословение, ибо они говорят с Богом во всякое время, и их уста святы".

184.  Говорили об апе Папнуте, что он не любил пить вино. Идя однажды, он набрел на разбойничью шайку и нашел их пьющими. Узнал же его тот, который был главарем, и, зная, Что он не пьет вина, увидел, что он в великом изнурении, и наполнил чашу вином, причем меч был в его руке, и сказал старцу: "Если не выпьешь, я убью тебя". Знал же старец, что он желает исполнить заповедь Божью, и, желая принести ему пользу, взял и выпил (вино). Главарь разбойничий покаялся, го-воря: "Прости меня, мой отец, что я принудил тебя". Сказал ему старец: "Я верую Богу, что Он сотворит тебе милосердие в этой жизни и грядущей". Сказал ему начальник разбойников-"Я верую Богу, что отныне я никому не сделаю зла". Старец же приобрел себе шайку всю, потому что отказался от своей воли ради Бога.

 185.   Говорил апа Иперехий:  "Спасай ближнего    твоего от греха всей силой, без поругания, ибо Бог не отвергает тех, кто обращается к Нему. Не помещай в твое сердце злое и лукавое слово против твоего брата, чтобы ты мог говорить: „Прости нам  долги  наши,  как  и  мы  прощаем  должникам"".

186.   Один подвижник увидел некоего одержимого, который не мог поститься. (Движимый) любовью Божьей, не ища своей пользы, но пользы другого, он помолился, чтобы демон оставил того и вошел в него.. И тот стал свободным от мучения. И та-ким образом Бог услышал его. Вместо этого (человека) демон обременил подвижника.  Он длил весьма  посты  и молитвы и увеличивал  подвижничество.  Ради же  его любви  Бог спустя немного дней изгнал из него демона.

187.  Были два брата в келье. Один из них, старец, просил юношу: "Будем жить друг с другом". Он же сказал: "Я греш-ник и не могу жить с тобой, апа". Старец просил его: "Да, ты можешь". Старец же был чист и не желал слышать, что есть монах, в котором помысел блудный. Сказал брат: "Подождем неделю и  (затем)  еще поговорим  (об этом)". Пришел старец (через неделю), и брат, желая испытать его, сказал ему: "Я впал в великое искушение в эту неделю, мой отец, ибо я пошел для служения в деревню и пал с женщиной". Сказал старец: "Есть покаяние?". Сказал брат: "Да". Сказал старец: "Я по-несу с тобой половину греха". Сказал брат: "Мы сможем жить друг с другом". И они пребывали друг с другом, пока не умерли.

188.  Говорил один старец: "Если кто попросит у тебя какую-либо вещь и ты не принудишь себя дать ее охотно, пусть твой помысел будет склонен к тому, чтобы дать то, что ты дашь, согласно тому, как написано: „Если кто принудит тебя (идти) одну милю, иди с ним две", а именно, если кто попросит у тебя какую-либо вещь, дай ее от всего твоего сердца и твоей души".

189.  Говорили об одном из братьев, что он изготовлял корзины и приделывал к ним ручки. Он же услышал, как его сосед говорит: "Что мне делать, потому что скоро продавать, а у меня нет ручек, чтобы приделать к моим корзинам". Он "е пошел, отвязал ручки, которые он приделал к своим корзинам, и принес их брату, (говоря): "Вот у меня есть лишние, возьми их и приделай к твоим корзинам". И он (таким образом) дал делу своего брата продвинуться, а свое оставил.

190.  Говорили об одном старце в Скиту, что он был болен и захотел съесть немного свежего хлеба. Услышал   (об этом) один из братьев-подвижников, взял свою милоть, наполненную сухими хлебами, пошел в Египет, обменял их и принес старцу. Он увидел их (еще) теплыми и подивился. Старец не хотел есть (их), говоря: "Кровь это этого брата". И просили его старцы, говоря: "Ради Господа, ешь, чтобы жертва брата не была напрасной". И когда они уговорили его, он поел.

191. Некий брат спросил одного старца: "Есть два брата. Один уединяется в своей келье, постясь шесть  (дней в неделю) и утруждая себя весьма, другой же служит больному. Дело кого из них более угодно Богу?". Сказал ему старец: "Если тот, который постится шесть (дней), подвесит себя за ноздри, он (все равно) не сможет сравняться с тем, который    служит больному".

192.  Один из братьев спросил одного старца: "Каким образом некоторые изнуряют себя в  (своем) образе жизни и (все же) не получают благодати, как древние?". Сказал старец ему: "В то время была любовь, и каждый влек ближнего своего ввысь. Теперь же, когда любовь охладела, каждый влечет ближ-него своего вниз. Из-за этого мы и не получаем благодати".

193.  Пошли однажды три брата на жатву и взяли себе шестьдесят арур12 . Один из них в первый же день заболел и вернулся в свою келью. И сказал один из двух своему соседу: "Брат, ты видел, что брат заболел. Принудь твой помысел немного, и я тоже немного, и мы верим, что его молитвами мы сожнем (и) его долю". Когда работа закончилась, они пришли получить плату и позвали брата, говоря:  "Иди, получи свою Долю из платы". Он же сказал им: "Какая плата? Я не жал". Они сказали:  "Но твоими молитвами жатва  была  нам. Иди, получи твою плату". Тогда большой спор случился между ни-ми, этот говорил: "Я не смогу взять", эти же не переставали (настаивать), говоря: "Непременно он должен взять". Они пошли, чтобы их рассудил главный старец.   Сказал   ему   брат: "Мы пошли втроем, чтобы жать. Когда мы пришли на поле, я в первый же день заболел, и вернулся в мою келью, и не провел ни одного дня в жатве, а братья заставляли меня взять плату, которую я не заработал". Сказали братья: "Мы пошли На жатву втроем и взяли шестьдесят арур, и если бы мы были Втроем, то сжали бы их с трудом. Молитвами же брата мы сжали (все это) вдвоем. Мы говорим ему: „Иди и получи твою плату", а он не хочет". Старец, когда услышал эти (слова), подивился и сказал: "Стучите (в било), пусть соберутся все братья". Когда они собрались, сказал он им: "Придите, братья и выслушайте суд праведный". И старец рассказал им обо всем деле. Брат был отослан, чтобы он рассчитался, чтобы получить свою долю платы. Брат же пошел, плача и сокрушаясь.

194.   Говорил один старец:  "Обычай наших    отцов - посещать новоначальных монахов (букв, "растения новые", "молодые посадки"), приходящих, чтобы пребывать в одиночестве по своему желанию,  (проверяя), в каком состоянии они находятся, чтобы не был искушен кто-либо из них демонами, повредившись умом. Если же находили кого-либо из них, что он повредился, доставляли его в церковь, ставили сосуд для омывания ног и молились за страждущего, и все братья омывали свои ноги, и поливали его (этой) водой, и тотчас исцелялся брат.

195.  Были два брата много лет в одном месте и никогда не спорили друг с другом.  (Сказал же один другому:  "Сделаем и мы распрю, как другие люди". Он, отвечая, сказал брату:! "Не знаю, какая бывает распря". Он сказал ему: "Вот я кладу! кирпич посредине и говорю:  „Он мой", а ты говоришь:  „Нет, мой". Это и будет началом". И сделали так. И говорит один из них: "Это мой". Другой же сказал: "Нет, мой". И сказал первый: "Да, да, он твой, возьми и ступай". И разошлись, и не могли вступить в распрю между собою). И    они    пребывали в мире до дня их кончины.

196.  Некий брат спросил одного старца: "Если я вижу бра-та, о котором я слышал, что он совершил грех, мне неприятно принять его в свой дом. Если же я вижу брата доброго, я принимаю его, радуясь". Сказал старец: "Если ты делаешь малое добро доброму, то делай и другому, ибо он больной".

197.  Говорил один старец: "Я не любил никогда дела, которое будет полезно мне и вредно моему брату, ибо у меня та надежда, что польза моего брата - дело    плодотворное   для меня".

198.  Когда некий брат прислуживал одному больному старцу, случилось, что он стал разлагаться телом и выделять влагу (дурно) пахнущую. Помысел брата сказал ему: "Беги, ибо ты не можешь вынести этого запаха и вони". Брат же взял кувшин, налил в него воду, которой омывал язвы больного, и, когда почувствует жажду, пьет ее. И помысел говорил ему: "Не беги, но и не пей этой смрадной воды". Брат страдал и упорно продолжал пить воду омовения и прислуживать старцу. Бог же увидел страдание и любовь брата и превратил воду омовения в воду чистую, а старца исцелил.  

 

  О ясновидцах

199.   Было открыто апе Антонию в пустыне: "Есть некто, подобный тебе, в городе, врач по своему ремеслу, который отдает свой избыток нуждающимся и проводит весь день, воспевая Святую Троицу с ангелами".

200.  Некий брат пришел к келье апы Арсения в Скиту. Он заглянул в окно и увидел старца всего огненным. Брат же был достоин видеть. И когда он постучал, вышел старец, и увидел брата в изумлении, и сказал ему: "Ты долго стучался? Не ви-дел ли ты чего-либо?". Брат же сказал: "Нет". И он поговорил с ним и отпустил его.

201.   Говорил апа Даниил, ученик апы Арсения:  "Говорил нам апа Арсений, как бы говоря о ком-то другом:  „Один из старцев сидел в своей келье". - Скорее же, это (был) он (сам), о ком он говорил.- „Глас же был к нему: "Иди, я покажу тебе дела людей". Он же встал, вышел, и он (т. е. глас) привел его в некое место и показал ему некоего эфиопа, рубящего дрова. И он приготовил большую ношу. Он же попробовал поднять ее, но не смог нести. И вместо того, чтобы убавить ее, он, напротив, пошел, нарубил еще дров и положил их на ношу. И он делал это много раз. Он же (т. е. глас) пошел еще вперед и показал ему некоего человека, который стоял у колодца, на-бирая воду. Он наливал ее в разбитый сосуд, и вода снова возвращалась в колодец. И он сказал ему: "Иди, я покажу тебе еще другое". Вот он увидел храм, и вот два человека, сидящих на конях и несущих бревно позади, каждый напротив другого, причем их лица смотрят друг на друга (т. е. головы повернуты друг к другу), причем они желают войти во врата и не могут, потому что бревно позади них, и каждый не уступает, что-бы не оказаться позади другого, чтобы внести   бревно   прямо (т. е. направленным одним концом прямо во врата), из-за этого они и оставались у врат. "Это,- сказал он,- те, которые несут иго как бы ради праведности, пребывая в гордости, и они не смирялись, чтобы наставить (себя) на смиренный путь Христа, оставшись вне царства небесного. Эфиоп, рубящий дрова,- это человек, пребывающий в грехах многочисленных и вместо покаяния желающий еще беззаконий на свои беззакония. Тот, кто набирает воду, выливая ее (обратно), - это человек, который творит и добрые дела, и поскольку у него есть примешивание дурное, он погубил и свои добрые дела. Всякому человеку надлежит бодрствовать в делах, чтобы не трудиться напрасно"".

202.  Говорил еще апа Даниил: "Наш отец апа Арсений говорил об одном (человеке) в Скиту, что он (был) весьма великий делами, будучи простым в вере, и он заблуждался по невежеству и говорил: „Хлеб, который мы принимаем в месте (алтаря), он - не тело Христа  по природе, но Его образ". Услышали же два старца, что он сказал это слово, и, зная, что велик он в жизни, поняли, что он говорит это в простоте и невежестве. И они пришли к нему и сказали ему: „Апа, мы слышали об одном слове неверном, что один сказал, что хлеб, который мы принимаем, будто он - не истинное тело Христа, но Его образ". Старец сказал: „Я сказал это". Они же убеждали его, говоря: „Нет, не настаивай на этом, апа, но, как кафолическая церковь говорит, веруй, что хлеб, который  мы принимаем, есть истинное тело Христа, а не образ, и эта чаша есть Его кровь поистине, а не образно. Но как вначале, взяв персть от земли, Он сотворил человека по Своему образу, и никто не может сказать, что это не образ Бога, хотя это непостижимость непознаваемая, таким же образом и хлеб, о котором Он ска-зал: "Это тело Мое", мы веруем, что поистине это тело Христа". Сказал старец: „Если вы не убедите меня делом,    я не соглашусь". Они сказали: „Помолимся Богу на этой неделе об этом таинстве, и мы верим, что Бог откроет его нам". Старец принял (это) слово себе в радости и молился Богу, говоря: „Господи, Ты знаешь, что я не неверный по злоумышлению, но чтобы я не заблуждался в неверии и неведении, открой мне, Господи Иисусе Христе!". Старцы также пошли в свои кельи и молились Богу, говоря: „Иисусе Христе, да откроешь Ты этому старцу это таинство, чтобы он уверовал и не повредил сво-ему труду!". Бог же услышал их всех. Когда неделя закончи-лась, они пришли в церковь в воскресенье, сели втроем особо на одну циновку, старец же был посредине между ними. Открылись их глаза внутренние, и когда был возложен хлеб на трапезу святую, он явился  (им)  трем как младенец. И когда пресвитер протянул руку, чтобы взять хлеб, чтобы разделить его, вот ангел сошел с небес, в руке которого нож, и   заклал младенца, и пролил его кровь в чашу. Когда же пресвитер де-лил хлеб на куски, ангел тоже разделял младенца на малые части.  И  когда  они направили свой путь, чтобы принять от Святых Тайн, взял старец себе кусок, залитый кровью, и, увидев (это), устрашился и возопил: „Верую, Господи, что хлеб - Твое тело, а чаша - Твоя кровь!". И тотчас плоть, которая бы-ла в его руке, сделалась хлебом, согласно славе таинства, и он вложил его в рот и принял, благодаря Бога. Сказали ему старцы: "Бог знает природу людей, что не могут они есть плоть сырую, поэтому Он делает Свое тело хлебом, а Свою кровь - вином для тех, кто принимает его с верой". И они возблагода-рили Бога за то, что произошло, что Он не допустил старцу повредить своему труду, и в радости пошли втроем в свои кельи".

203. Тот же апа Даниил рассказывал об одном старце великом, который жил в пределах Египта и говорил в простоте, что Мелхиседек есть Христос, Сын Божий. И сообщили бла-женному Кириллу, архиепископу Александрийскому о нем, ион послал за ним. Зная, что старец - чудотворец, потому что все, о чем он просит, Бог открывает ему, и что он говорит (это) слово по простоте, он спросил его мудро таким образом: "Наш отец, я обращаюсь к тебе с просьбой, поскольку мой помысел говорит, что Мелхиседек есть Сын Божий, и еще другой помысел приходит ко мне, что нет, не Он это, но святой человек Божий. Поскольку я сомневаюсь в этом, я послал за тобой, чтобы ты помолился Богу и Он открыл тебе это". Старец, полагаясь на свое обыкновение, сказал прямо: "Дай мне три дня, и я помолюсь Господу и скажу тебе, кто это". Он же по-шел, помолился Богу об этом и спустя три дня пришел к архиепископу, говоря: "Мелхиседек есть человек". Сказал архиепископ ему: "Каким образом ты узнал?". Он сказал: "Бог открыл мне дело всех патриархов, причем каждый из них прошел (передо мной), от Адама до Мелхиседека, и ангел сказал мне: "Этот есть Мелхиседек", и будь уверен, что это так". Он же пошел, проповедуя от себя, что Мелхиседек - человек, и возрадовался весьма блаженный Кирилл.

204.   Блаженный Ефрем, будучи   (еще)  отроком, видел сон или видение, что лоза виноградная выросла из его языка и раз-рослась, и наполнила всю землю под небом, причем хорош был ее   плод   весьма, и прилетали птицы, вкушали от ее плода, и то,   что   они съедали от (плода) лозы, она производила еще более.

205.  Еще и другой из святых во сне видел чины ангельские, сходящие с неба по повелению Бога, в руках которых были книги, то есть свиток, исписанный внутри и снаружи, причем они говорили друг другу:  "Кто достоин того, чтобы работать с этим?". Одни говорили: "Это такой-то", другой же: "Это такой-то". Отвечали же они, говоря: "Поистине, благи они и святы, праведны они, однако невозможно вручить им это".    Они называли  имена  еще многих  святых. Наконец они сказали: "Никто не сможет работать с этим, кроме  Ефрема". Увидел же старец, который видел видение, что они дали книгу Ефре-му, и он встал утром и нашел Ефрема поучающим, и слушал его как источник, изливающийся ввысь из его уст. И старец, который видел видение, понял, что те (слова), которые исходят из его уст, принадлежат Духу Святому.

206.   Говорили об апе Зеноне, что он жил в Скиту и вышел из своей кельи, чтобы идти к болоту, и заблудился, и провел три дня и три ночи, блуждая. И когда он изнурился (вконец), он упал на землю, чтобы умереть. И вот некий отрок предстал перед ним, хлеб в руке которого и сосуд с водой, говоря ему: "Встань и ешь". Он же встал и помолился, думая, что это воображение. И он сказал ему: "Хорошо ты сделал". И снова он помолился второй раз, и третий, и он сказал ему: "Хорошо ты сделал". Он встал, взял и ел. И сказал он ему: "При всем, что ты исходил, ты недалек от твоей кельи, но встань и следуй за мной". И тотчас он очутился у своей кельи. Сказал ему старец: "Пойдем помолимся". Когда же старец вошел, тотчас тот стал невидимым.

207.  Говорил апа Иоанн: "Один из старцев увидел в экстазе, что вот три монаха, стоящие у берега моря, и был    глас к ним с другого берега, говоря: „Возьмите себе крылья огненные и придите ко мне". И двое взяли крылья и полетели, пока не достигли другого берега. Один же остался позади них, плача и крича. Наконец были даны ему тоже крылья, не огненные, но слабые, бессильные, и он летел с трудом, опускаясь и поднимаясь, и с большим мучением прибыл на берег. Таков же образ этого поколения: если и получают они крылья, то не огненные, а бессильные и слабые".

208.  Апа Макарий жил в великой пустыне, причем он был один отшельником в месте том. Ниже от него была другая пустыня, в которой было много братьев. Старец же наблюдал до-рогу и увидел сатану, идущего в одежде человека. И он проходил мимо него, причем будто стихарь надет на нем, и была одежда его вся в дырах, и в каждой дыре висел сосуд. Сказал ему великий старец:  "Куда ты  идешь?".  Сказал он:  "Я  иду проведать братьев". Сказал старец ему:  "А что ты    делаешь с этими сосудами?" Сказал он: "Пробы это, чтобы братья попробовали их, чтобы, если одно не понравится, я дал другое, если и это другое не понравится, чтобы я дал еще одно, может быть одно из них и понравится". Сказав эти слова, он ушел. Старец же наблюдал дорогу, пока тот не возвратился. (И ког-да увидел его старец, сказал ему: "Будь здоров"). Он сказал: "Какое уж мое здоровье!". Сказал старец ему: "Почему?". Сказал он: "Потому что они все взъярились на меня и ни один не терпел меня". Сказал старец ему: "Разве нет у тебя ни одного приятеля?". Он сказал: "Да, один брат из них есть у меня. Тот слушается меня и когда видит меня, приходит, как слуга". Сказал старец ему: "Как его имя?". Он сказал:    "Феопемпт". Когда же он сказал эти  (слова), он ушел. Встал апа Макарий и пошел в пустыню наружную. Когда же услышали братья,   взяли   пальмовые  ветви   и  вышли   навстречу ему.  И каждый приготовился, говоря: "Может быть, войдет старец и будет жить у меня?". Он же спросил: "Кого зовут Феопемптом в этой горе?". И когда он нашел его, вошел в его келью. Он же принял его, радуясь. Когда они начали говорить друг с другом, сказал старец ему: "Как твои дела, брат?". Он сказал: "Ус-пешны твоими молитвами". Сказал старец: "Разве помысел не борется с тобой?". Он сказал: "Теперь у меня все успешно". Сказал он ему: "Вот уже много лет я подвизаюсь, и каждый славит меня, а меня, старика, мучает дух блуда". Ответил Феопемпт: "Поверь мне, мой отец, что он мучит меня тоже". Старец применил (таким образом) уловку и сказал еще и о других помыслах: "Они мучат меня", так что заставил его признаться в своих помыслах. Затем сказал он ему: "Каким образом ты постишься?". Он сказал: "Я пощусь до девятого часа". Сказал старец ему: "Постись до вечера и подвизайся, и произноси те места, которые ты знаешь наизусть из Евангелий и других Писаний, и если помысел придет к тебе, не смотри вниз, но всегда смотри вверх, и тотчас Бог поможет тебе". Старец наставил брата и ушел в свою пустыню. И вновь, наблюдая, он увидел диавола того. Сказал он ему: "Куда ты идешь?". Сказал он: "Я иду проведать братьев". И он ушел. Когда же он возвращался, сказал ему святой: "Как поживают братья?". Он сказал: "Плохо". Сказал старец ему: "Почему?". Сказал он: "Они все яростны, и еще большее зло то, что и один, который у меня был послушным, будучи прия-телем мне, не знаю, каким образом, возненавидел меня, и этот тоже не слушается меня, но взъярился на меня более всех. И я поклялся, что не приближусь к ним снова, разве только спустя какое-то время". И когда он сказал эти (слова), он ушел и оставил старца, и святой вошел в свою келью.

209.  Говорили об апе Макарий, что, желая утешить братьев, сказал он: "Пришел в это место однажды отрок, одержимый демоном, со своей матерью. И он сказал своей матери: „Вставай, пойдем из этого места". Она же сказала: „У меня нет сил идти". Сказал ей отрок: „Я понесу тебя". И я подивился хит-рости демона, как он хотел прогнать их из этого места".

210.  Он говорил еще братьям о запустении Скита, говоря: "Когда вы увидите келью, выстроенную у болота, знайте, что запустение Скита приблизилось.  Когда вы увидите деревья,- (оно)   у порога  келий.  Когда  вы увидите отроков, удалитесь с вашими милотями и уносите их с собой".

211.  Был сражаем апа Моисей блудом однажды в Петре и был мучим весьма, так что не мог терпеть и оставаться в келье. Он пошел и сказал апе Исидору. И уговаривал его старец, что-бы он вернулся в свою келью, а он не хотел, говоря: "Я не могу, мой отец". Он же взял его, взошел с ним на кровлю и сказал ему: "Смотри на запад". И он посмотрел и увидел сонм демонов волнующихся, мятущихся, как бы борющихся. Сказал еще ему апа Исидор: "Посмотри на восток". И он посмотрел и увидел  сонмы  бесчисленные, славные (ангелов).  Сказал   апа Исидор: "Эти посылаются святым от Господа, чтобы помочь им. Те же, которые на западе, борются против нас. Многочисленны же (более) те, которые с нами". И таким образом возблагодарил апа Моисей Бога, ободрился и возвратился в свою келью.

212.  Говорил апа Моисей в Скиту: "Если мы будем блюсти заповеди наших отцов, я клянусь вам пред Богом, что    варвары не придут в это место. Если же не будем блюсти, монастырь будет разрушен".

213.   Братья сидели перед ним однажды,  и он сказал  им: "Вот варвары придут в Скит сегодня. Вставайте и бегите". Они же сказали ему: "(А) ты не побежишь?". Сказал он им: "Все годы эти я ожидаю нынешнего дня, чтобы исполнилось слово Христа, говорящего: „Все, взявшие меч, и падут от меча"". Сказали они ему: "И мы тоже не побежим, но умрем с тобой". Он сказал им: "Мне нет (до этого) дела. Каждый пусть смотрит, как ему поступить". Было их семеро братьев, и он сказал им: "Вот варвары приблизились к вратам". Они вошли и убили их. Один ж" из них испугался и зашел за плетения (очевидно, за кипы сложенных циновок). И он увидел семь венцов, схо-дящих с неба, которыми были увенчаны  (эти) семеро.

214.  Говорили об апе Силуане, что он хотел однажды идти в Сирию, и сказал ему его ученик Марк: "Мой отец, я не хочу оставаться в этом месте, и тебя также, апа, я не пущу идти, но останься в этом месте еще три дня". И на третий день они упокоились.

215.  Говорил апа Иоанн, который был изгнан Маркианом: "Мы пришли однажды к апе Поймену из Сирии и хотели спросить его о закоснелости сердца. Старец же не знал греческого языка, и не шло там переводчика. Старец увидел нас огорчен-ными и стал говорить по-гречески, говоря: „Природа воды мягка, а камень тверд. Сосуд висит над камнем, капая вниз на него. Таким ж( образом слово Божье мягко, а наше сердце твердо. Когда человек много раз слышит слово Божье, оно заставляет сердце открыться, чтобы убояться Его"".

216.  Говорил апа  Поймен:  "Написано:  „Как олень пребы-вает у источников водных, таким же образом и моя душа прибегает к Тебе, Боже". Поскольку олени, пребывающие в пустыне, поедает змей, и, когда яд жжет их сердце, поднимаются к вода и,  напившись, прохлаждаются от змеиного яда. Таким же образом монахи, пребывающие в пустыне, палимы ядом демонов лукавых, (но,) любя субботу и воскресенье, стремятся взойти к источнику водному, который есть плоть и кровь Господа, чтобы очиститься от всякой горечи лукавого".

217.  Некий брат спросил его: "Что такое: „Не воздавай злом за зло никому"?". Сказал ему апа Поймен: "Эта страсть имеет четыре вида. Первый - от сердца, второй - от лица, третий - от языка, четвертый - делать зло за зло, которое сделали тебе. Если ты сможешь очистить свое сердце, печаль не отразится на твоем лице. А если она отразилась на лице, берегись, чтобы не допустить ей перебраться на язык. Если (же) ты и произнесешь слово, скорее воздержись, чтобы не воздать злом за зло".

218. Блаженный Павел Простый, ученик апы Антония, рассказал нашим отцам о следующем деле: что он пришел в один монастырь, чтобы посетить братьев и принести им пользу. После того, как они поговорили друг с другом, они вошли в церковь Божью свершить положенную службу. Сказал же апа Па-вел: "Я смотрел на каждого из входящих, каковы души, кото-рые входят". У него была такая благодать от Бога видеть каждого, каков он, как мы видим лицо друг друга. У всех, кто входил, лица были ясные, и они были радостны своим видом, причем ангел каждого радовался о нем, но он увидел одного темного, все тело которого было мрачным, причем демоны окружали его, держа со всех сторон, и таща к себе, и надевая узду на лицо его. Его святой ангел следовал за ним в отдалении, опечаленный весьма. Павел заплакал и бил себя рукой в грудь много раз, и сидел у церкви, и плакал о том, что открылось ему таким образом. Те же, кто видел удивительное дело старца и изменение его состояния из-за (этого) человека, и плач, и скорбь, смутились. И они просили его, уговаривая, чтобы он сказал им о том, что видел, боясь, не видел ли он недостатки их всех, раз он так поступает. Они попросили его, чтобы он пошел с ними к службе. Он же отгонял их от себя и отказывался перестать (плакать). Он сидел снаружи, молчал и плакал весьма над тем, о ком открылось ему. Спустя некоторое время была закончена служба, и они вышли все. И снова следил Павел за каждым, зная, каким он вошел. Он увидел того, которого видел сначала темным и мрачным, и тело его все све-тилось, когда он выходил из церкви, и лицо было светлым. Демоны в отдалении следовали за ним, ангел же святой, приставший к нему, радовался и веселился о человеке весьма, и ликовал. Павел же вскочил в радости, восклицая, благословляя Бога, говоря: "О, человеколюбие неизреченное Бога и Его бла-гость! О, Его милосердие святое и Его благостыня безмерная!". Он побежал, взошел на высокую лестницу и возгласил гром-ким голосом: "Придите и узрите дела Божьи, что страшны они и достойны всякого удивления! Придите и узрите Того, кто хочет, чтобы все люди жили и вошли в разум истины! Придите, и повергнемся, и поклонимся Ему, и скажем Ему: „Ты един можешь отпускать грехи!"". Побежали все с рвением, чтобы услышать те (слова), которые он говорит. И собрались все. За-говорил с ними Павел, говоря о том, что открылось ему перед вхождением в церковь и что произошло во время, когда выходили. Они просили человека того, чтобы он рассказал им о том что произошло с ним, согласно тому, как Бог даровал ему великую перемену. Человек же, изобличенный Павлом перед все-ми явно, не скрыл ничего из своих дел, говоря: „Я человек грешный и жил в блуде долгое время и доныне. Я вошел теперь в святую церковь Божью и услышал (слова) святого Исари читаемые, вернее же, Бога, говорящего в нем: „Омойтесь, очи-ститесь, отнимите лукавства от ваших сердец перед Моими оча-ми, научитесь творить добро, ищите суда. И если ваши грехи как багряные, Я убелю их как снег, и если вы захотите и послушаете   меня,   блага земли вкусите". Я сказал (себе): „Я грешник, прочитано это место из пророка ради меня, скорее же, этим Бог говорит со мной". Я   опечалился    в моей душе весьма и воздохнул в моем сердце. Я сказал пред Богом: „Ты - мой Боже, Который пришел в мир спасти грешников, то, что Ты обещал грешникам, сверши на деле для меня, недостойного грешника. Ибо вот отныне я даю слово Тебе и ручаюсь Тебе всем моим сердцем, свидетельствуя Тебе, что я более не буду творить этого дела злого, но отрекаюсь от всех преступлений и отныне буду служить Тебе с чистой совестью. Сегодня же, о Господи, я повергаюсь пред Тобой". С этими обетами я вышел из церкви и рассудил в моей душе отныне не творить зла пред очами Бога". Они же все, когда услышали эти (сло-ва), воскликнули громким голосом перед Богом, говоря: "Как велики Твои дела, Господи, Ты    сотворил их все премуд-ростью!". Поскольку мы познали, о христиане, из святых Писаний и чистых откровений, насколько велика  благость Бога к тем, что прибегает к Нему в чистоте сердечной, и что первые грехи, которые они сотворили, очищаются покаянием, и еще, что обетования, которые Он обещал, Он даст вместе со всеми благами, не осуждая никого за первые грехи, не будем же мы, нет, отчаиваться о нашем спасении. Ибо как Он обещал через Исайю  пророка  запятнанных  грехом омыть и убелить как шерсть белую и снег, так же Он даст нам блага Иерусалима небесного, так же Он говорит через пророка святого Иезекииля, уверяя нас с клятвой не погубить нас: "Я жив, Я,- сказал Господь. - Я не хочу смерти грешника, но чтобы он обратился и жил".

219. Один (из отцов) рассказывал, говоря: "Когда клири-ки приносят святые дары (в Скиту), орел слетает на просфору, и никто, кроме клириков, не видит его. В некий день один брат попросил диакона об одной вещи, и сказал тот: „Мне недосуг". Когда же они пошли на приношение даров, не слетел орел по обычаю. И сказал пресвитер диакону: „Что это такое? Не слетел орел по обычаю. Или дело во мне, или в тебе. Отступи же, чтобы я увидел, что он не сошел из-за тебя. Если нет, то из-за меня". (И когда отступил диакон, тотчас сошел орел) Сказал пресвитер диакону: „Скажи мне, что ты сделал?". Он же сказал: „Я не сознаю, что я согрешил, кроме брата: он пришел ко мне и попросил об одной вещи, и я сказал ему: „Мне недосуг". Сказал пресвитер ему: „Итак, он не сошел из-за тебя, потому что брат огорчен из-за тебя". Диакон же пошел и покаялся брату".

220.  Пришел однажды апа Захария, ученик апы    Силуана, к нему и нашел его в экстазе, причем его руки простерты были к небу. И он затворил дверь, и ушел. Он приходил еще во вре-мя шестого и девятого часа и находил его снова в том же положении.  Когда наступило время десятого часа, он постучал к нему и вошел, и нашел его отдыхающим. И сказал он ему: "Что с тобой сегодня, мой отец?".    Он же сказал: "Мой сын, сегодня я болен". Он же обхватил его ноги, говоря: "Я не оставлю тебя, если ты не расскажешь мне, что видел". Сказал старец ему: "Я был восхищен на небо и видел славу Божью, и я стоял там до сих пор и отпущен теперь".

221.  Говорила святая Синклитика: "Будем мудры, как змеи, и чисты, как голуби, будем проницательны к ловушкам и колебаниям помыслов, ибо Он сказал:    „Будьте    (мудры),    как змеи", чтобы мы не забыли о нападениях и хитрости диавола, ибо подобное подобным быстро узнается. Чистый же, как голуби, являет чистоту деяния".

222.   Один каялся однажды и перестал. Случилось же тот-час так, что он упал на камень и поранил ногу, она источила кровь, и он ослабел и отдал свою душу. Пришли же демоны, препятствуя   его   душе подняться на небо. Сказал им ангел: "Посмотрите на камень, и вы увидите его кровь,    которую он пролил ради Господа.". И когда это было сказано, освободилась душа.

223.  Один  (из отцов)  говорил: "Сидели однажды    старцы, говоря о душеполезном, был же один из них ясновидцем. Он увидел ангелов, славящих и воспевающих их. Когда же другие речи явились среди   (них), удалились ангелы,  и свиньи явились среди них, полные зловония, и грязнили их. Когда они снова стали говорить о  (душе) полезном, пришли снова ангелы и славили их".

224.  Говорил один старец: "Написано: „За третье и за четвертое нечестие Тира Я не отвращусь от него"". И мысль осенила его, и он сказал себе: "Третье - совершать его (т. е. нечестие)   на деле, четвертое - убеждать другого, чтобы он совершил его".

225.  Говорили об одном великом старце в Скиту, что во время, когда братья строят (келью), он выходит, радуясь, и кладет основание, и не удаляется, пока не закончат ее. Он же вышел однажды строить келью и очень опечалился. И сказали братья: "Почему ты печален и грустишь, апа?". Он же сказал: "Мои дети, это место опустеет, ибо я видел огонь, наполняющий Скит, и братья взяли пальмовые ветви и ударяли его, и погасили его. (И опять загорелся, и опять братья, взявши пальмовые ветви и ударяя ими, угасили его). И он загорелся в третий раз и наполнил Скит весь, и не могли погасить его. Поэтому я печален и грущу".

226.   Говорил один старец:  "Написано:   „Праведник возвысится, как пальма". Слово же (это) означает высоту добрых деяний и их сладость, и что сердцевина одна в пальме, внутренность которой вся белая. Она же подобна праведнику, что имеет сердце одно перед Богом, которое смотрит на Него одного, имея свет веры, ибо труд весь праведника - в его сердце, иглы же, которые колят,- борения против диавола".

227.  Говорил один старец: "Соманитянка приняла к себе Елисея, потому что не было у нее дружбы ни с каким челове-ком. Говорят, что соманитянка является образом души, Елисей же - образ Духа Святого. Во всякое время, когда душа удалится от забот мира и его смятений, Дух Бога посещает ее, и тогда душа, которая бесплодна, может рождать святые создания".

228.  Другой из отцов говорил: "Глаза свиньи имеют их при-роду от сотворения их, чтобы смотреть на землю во всякое время неизбежно, причем она вообще не может смотреть на небо. Таков образ души, услаждающейся страстью. Если она оступилась однажды в любовь к наслаждениям и в грязь, ей трудно поднять глаза свои к Богу или озаботиться каком-либо деле, достойном Бога".

229.  Был один великий старец из ясновидцев. Он свидетельствовал уверенно: "Силу, которую я видел над купелью стоящей, я видел ее над облачением монашеским во время, когда кто-либо принимает схиму".

230.  Один старец получил дар видеть происходящее, и сказал он: "Я видел некоего брата в одном монастыре, находящегося в келье, размышляя, и вот демон стал снаружи двери кельи. Когда брат размышлял, он не мог войти внутрь кельи. Когда же он перестал размышлять, вошел внутрь демон".

231.  Рассказывали об одном старце, что он молился, чтоб! ему видеть демонов, и было открыто ему: "Тебе нет нужды видеть их". Старец же просил, говоря: "Господи, Ты можешь защитить меня Твоей благодатью". И Бог открыл его глаза, он увидел, что они подобно пчелам кружатся вокруг человека, скрежеща зубами на  него,  а  ангел  Божий отгоняет их.

232.  Говорил один из наших отцов, что было два брата, на-ходящихся вблизи него. Один - чужестранец,  другой - местный. Чужестранец был немного нерадив, египтянин же ревностен чрезвычайно. Случилось же, что чужестранец упокоился, и старец увидел сонм ангелов, ведущих его душу. И когда он достиг неба, чтобы войти, о нем возник спор. Глас же был свыше: "Ясно, что он нерадив, но ради его странничества откройте ему". После этого упокоился также местный, и пришла вся его родня, и старец увидел, что нет ангелов нигде. Он поди-вился и пал на свое лицо, говоря пред Богом: "Каким образом этот чужестранец получил славу такую, хотя он был нерадив, а этот ревностен и не получил ничего такого?". Глас же сошел к нему, говоря: "Этот ревностный, когда умирал, открыл глаза, увидел своих родителей, и его сердце утешилось. Чужестранец же, хотя и был нерадив, но он не увидел никого из своих близких, и вздыхал, и плакал. Бог сжалился над его воздыханием, потому что Он милосерден по Своей природе, и Он забыл его нерадение ради его воздыхания, и послал к нему Своих ангелов утешить его".

233.  Говорил один старец, что был некий отшельник в пустыне Тилоджа, которому прислуживал мирянин верный. Был же в городе один богатый и нечестивый человек. Случилось, что этот  (человек) умер, и весь город с епископом провожал его, и светильники несли перед ним. Вышел же по обычаю прислу-живающий отшельнику, чтобы взять хлебы для него, и  (вернувшись) нашел его пожранным гиеной. И он пал на свое лицо пред Господом, говоря: "Я не встану, пока Ты не поведаешь мне, что это (значит). Тот получает великую славу,  будучи нечестивым, этот же, будучи Тебе слугой день и ночь, умер та-ким образом?". Пришел ангел и сказал ему: "Нечестивец этот совершил одно маленькое доброе дело, и он получил воздая-ние за него здесь, чтобы не иметь покоя там. Отшельник же, будучи человеком, украшенным всяческими добродетелями, имел один малый грех, поэтому он  получил  свое    воздаяние здесь, чтобы он был найден чистым во всем пред Богом в иной Жизни". И он ободрился и пошел, славя Бога за Его суды, потому что истинны они.

234.  Наши святые отцы Скита пророчествовали о последнем поколении, говоря:  "Что мы делаем?". Ответил один из них, великий своей жизнью, имя которого апа Исхирион, говоря: "Мы блюли заповеди Бога". И сказали ему: "Грядущие после Нас что сделают?". Сказал он: "Они достигнут половины наше-

дела". И сказали они: "А те, которые грядут после них?", а он: "У тех нет никакого дела, искушение же грядет на них, (но) те, которых   найдут чистыми в этом искушении, больше нас и наших отцов".

235.   Некоторые монахи вышли  из своих келий,  собрались в одном месте и завели речь о подвижничестве и служении Богу, и что надлежит угождать Богу. Когда же они говорили об этом, явились два ангела перед некоторыми старцами среди них, держа в руках наплечья, причем они воздавали славу каждому, кто говорит о царстве Божьем (осеняя их наплечьями). И умолчали те, кто видел это видение. Назавтра они собрались в том месте и завели речь об одном из братьев, который согрешил, и злословили о нем. Явилась же старцам первым свинья, исполненная зловония (и) вся нечистая. Те же, кто видел откро-вение, когда поняли происходящий грех, сказали братьям о славе от ангелов и об образе свиньи.

236.  Говорили наши отцы: "Надлежит каждому считать на себе самом грех ближнего его, чтобы он молился за него, пока он не обратится к Богу, (будучи) в страдании вместе с ним, и чтобы он радовался вместе с ним, когда он перестанет страдать, поскольку все люди носят одно тело, и душа одна, так что он мучается за него, чтобы и его однажды не постигло мучение, ибо написано: „Мы - одно тело во Христе"", и еще: "Множество уверовавших были с одним сердцем и одной душой", и объятие церкви открывается этому (человеку)".

237.  Рассказывал один из старцев: "Есть одна девственница, которая состарилась, преуспевая в страхе Божьем. Я спросил ее об образе ее отшельничества. Она вздохнула и  сказала: „Я, о друг, была дочерью одного человека, который был цело-мудренным и кротким по своему характеру, но бессильным и больным в теле. Он прожил долгое время в одиночестве, потому что многие из тех, кто был в селении, не могли    посещать его много раз, усердно трудясь на своем поле, исполняя (там) свою работу. Когда он поправляется от болезни, он приносит плоды своего поля по справедливости. Большую же часть своей жизни он проводил на ложе больным и молчал все время, так что те, кто не знал его, говорили, что он немой. Была у меня также мать, далекая от всего этого, будучи распущенной более всех ее людей (родственников?) и односельчан. Она же говорила с каждым, причем она затрагивала всех, так что говорили, что все ее тело - язык, и ссорилась со всеми. Она про-водила время в питье вина с людьми грубыми, с которыми она пила. Она была внутренне как блудница, в великом зле. У нас было много  (денег), но их нам не хватало, ибо мой отец бу-дучи   больным  дал   ей  управлять  хозяйством.   При  этом  она творила своим телом всяческий блуд, так что мало кто из юношей того селения избежал ее разврата. Ее тело не знало болезни, но было здорово до дня ее смерти. Случилось же с моим отцом, что он был болен, мучаясь долгое время, пока не умер. И небо взволновалось тогда, (были) дождь, и молнии, и гром, причем поднялся сильный ветер, была ни ночь, ни день, дождь не прекращался три дня. Мой отец пробыл три дня на своем ложе без погребения, так что люди того селения качали головой, потому что из-за долгой болезни все его забыли и гово-рили: „Это - враг Божий, земля не принимает его, чтобы похоронить". Но чтобы его тело не разложилось и не воспрепятствовало нам войти в дом, потому что была непогода и лил дождь, как только мы смогли, мы похоронили его. Моя же мать стала вести себя с великим бесстыдством. Она еще больше предавала свое тело горьким блудодеяниям и жила в скверне и распущенности. Я же, будучи еще маленькой, отреклась от этих дел. Когда она умерла, еще бы немного - и меня бы погребли вместе с ней, как я думала, потому что устроили ей с великим усердием пышное погребение, так что (можно было бы) подумать, что погребут с ней и (небо). После того, как она умерла, я вышла из детского возраста, и во мне пробудились телесные страсти. Случилось во время вечернее, что я задумалась и ста-ла размышлять, какую жизнь я себе изберу. Мой отец жил в кротости, и целомудрии, и скромности доброй, но я думала и о другом, что не было никаких благ в жизни моего отца, что он провел ее в болезнях и мучениях, так что зачах и умер в страдании, и даже земля не захотела принять его тела. Если он хорош пред Богом в такой жизни, почему же он принял все эти муки? Но, сказала я, разве не хороша жизнь моей матери, чтобы и я предалась блуду, и нечистоте, и скверне моего тела? Ибо моя мать не упускала никакого дела дурного, чтобы не сделать его, пребывая всегда здоровой, причем она отошла от этой жизни спокойной. Буду же поступать, как моя мать, ибо хорошо не отвергать дел, которые мы видели, уверовав, что мы знаем их ясно. И я, несчастная, решилась жить дурной жизнью. Когда же наступила ночь, сон охватил меня и отяготил меня. Тотчас некто стал надо мной, великий телом, устрашающий лицом, и он возбуждал во мне страх своим видом, причем гнев был в его лице, и его голос был суровым, и он спросил меня: "Скажи мне, о ты, каковы помыслы твоего сердца?" В страхе перед его лицом и его видом я не осмелилась смотреть на него. Он же вскричал громким голосом, повелевая мне, чтобы я говорила о решениях, которые я приняла в моем сердце. Я в страхе ответила и, зная все мои помыслы, (все же) сказала: "Я не знаю ничего". Он же напомнил мне, хотя я отпиралась, и сказал обо всех вещах, о которых я размышляла в своем сердце. Я стала умолять и просить, чтобы он удостоил меня прощения за то, что я думала. Он сказал мне: „Иди, и ты уви-дишь обоих, твоего отца и твою мать. Жизнь, которую хочешь, избери себе на этот раз". Он схватил меня за руку, и повлек, и привел меня на большое поле, где были сады многочисленные и деревья всех видов, и его красоту невозможно описать. Он привел меня в место святое, и там встретил меня мой отец. Он обнял меня и поцеловал, говоря: „Моя дочь, пребывай в благих делах". Я обхватила его, умоляя, чтобы он оставил меня у себя. Он же сказал: „Сейчас это невозможно. Если ты будешь следовать моими путями по собственному желанию, ты будешь доставлена в это место без промедления". Поскольку я просила его, чтобы мне остаться с ним сразу, приведший по-влек меня, схватив   (за  руку, говоря):  „Иди,  и ты    увидишь твою мать, горящую в пламени, чтобы ты поняла, какова жизнь добрая и полезная, чтобы избрать ее себе". Он поставил меня на некий темный и мрачный дом, наполненный скрежетом зубовным и смятением. Он указал мне на огненную печь, кото-рая вся пылала и бурлила, причем на ней стояли некие устра-шающие существа. Я посмотрела вниз и увидела в печи мою мать, погруженную по шею, скрежещущую зубами, которые сту-чали друг о друга, и пламя жгло ее, и многочисленные черви пожирали ее. Когда она увидела меня, она возопила с плачем, взывая ко мне: „Моя дочь, горе мне за мои дела, горе за мои поступки,  что  я  забыла  целомудрие,  являя дела  разврата  и блуда, и не верила, что меня будут мучить, и считала, что пьянство и скверна не будут мне мучением. Из-за немногих наслаждений приняла я эти муки, я - в мучении за малое удовольствие, в котором некогда  пребывала, терпя такое осуждение. За пренебрежение, которое я выказывала Богу, какое мучи-тельное воздаяние получаю я за него! Постигли меня все муки бесконечные. Теперь же время, чтобы ты  помогла   мне,  моя дочь. Вспомни молоко, которым я тебя вскормила. Теперь сделай (мне) добро, если я сделала тебе когда-либо какое-то добро. Сжалься надо мной, твоей матерью, сжигаемой пламенем, пожираемой им.  Сжалься  надо  мной, терзаемой такими тер-заниями. Умилосердись надо мной, моя дочь, дай мне руку твою и извлеки меня отсюда!". Я же не сделала этого из-за тех, кто стоял в месте том. Вновь она вскричала, плача: „Моя дочь, помоги мне и не пренебреги слезами твоей матери, помяни (мои) муки и не пренебреги мною, чтобы я погибла в пламени геенны!". У меня из-за ее слез и ее голоса сердце заболело человеческим состраданием, и я закричала, стеная. Пробудились же те, кто был в доме, и зажгли огонь, ища причину стонов. Я рассказала им то, что было мне открыто. И благодаря несказанному человеколюбию Бога я решилась пребывать в одном помысле, избрав себе жить жизнью моего отца, потому что каковы кары, положенные тем, которые избрали себе жить пло-хо!". Блаженная девственница та сказала эти  (слова)  о том, что видела в видении. Она творила    великое    благо,    говоря (т. е. тем, что говорила): "(Творящие) дела злые и дела нечистые окажутся в великих мучениях. Поэтому еще в наших замыслах да изберем мы себе быть лучшими, чтобы обрести возможность стать блаженными".

238. Старец тот рассказывал и об одном епископе, чтобы еще более мы приобрели через того (епископа) твердое намерение быть спасенными. Рассказывали нам об одном епископе, который был до нас, что он (сам) рассказывал, что две вер-ющие женщины, будучи благородными, не жили в целомудрии. Епископ впал в огорчение из-за тех, кто сообщил ему о них. Подозревая же (и) о других это, ища утешения (у) Бога, он отправился туда, молясь, чтобы узнать правду и истину, и это было ему (дано). Ибо после того, как приняли святое и страшное причастие те, кто приходил к (приобщению) Святых Тайн, он видел их души из их лиц, каким грехам каждый подвержен. Он видел лица грешников как угли. Некоторых из них он видел, причем их лица пылали, а глаза были красны и полны крови, у других же лица светились, и одежды были белы. Остальные, когда принимали от тела Господня, пылали и горели, некоторые были подобны свету, входящему в их рот и заставляющему все их тело светиться. Некоторые из них избирали себе жизнь монашескую, а эти были в жизни супружеской. Потом, сказал он, и женщины пришли принять (причастие), причем он давал им (его), чтобы узнать, каковы они в их душе. И он увидел таким образом и их - черными, красными. Среди них пришли те две женщины, о которых говорили у епископа и о которых епископ предавался молитве. И он увидел их подходящими, чтобы принять от Святых Тайн Христовых, причем их лица светились, и они были почтенны, и их одежды были белы, и когда они приняли от Святых Тайн Христовых, они стали как бы сияющим светом. Когда он снова склонился для молитвы пред Богом, чтобы понять то, что было открыто по его молит-ве, как открылся их образ, предстал пред ним ангел Божий и повелел ему спрашивать о каждом. Епископ святой тотчас (спросил) о тех двух женщинах: "Действительно ли существует дурное, что было сказано о них, или это ложь?". Ангел сказал ему: "Правдивы слова все, которые были сказаны о них". Епископ сказал ангелу: "Каким же образом, когда они приняли от таинства Христова, они стали таковы, что их лица светились, и одежда была белой, и их путь излучал великий свет?". Ответил ангел: "Потому что они осудили те (дела), которые совершали, и удалились от них в слезах и воздыханиях, дав слово при (принятии) Тайн творить милосердие бедным. И они приняли Святые (Тайны) хорошо, дав обет не впадать (снова в эти Дурные дела), если они получат прощение их прежних грехов, и они получили его. Потому святое преображение произошло с ними, что им отпущена вина их грехов. Они же спасены после этого (пребывая) в целомудрии, и праведности, и благочестии". Епископ подивился и сказал: "Не из-за преображения женщин я Удивляюсь, ибо это случалось много раз, но (из-за) дарова-ния Бога, Который не налагает на них кары во время греха, но еще и удостаивает их великой милости". Ответил ангел: "Ты Удивляешься этому справедливо, ибо ты - человек. Наш же Господь, (Господь) всех нас, благ и человеколюбив. Всех, кто оставит грех и поклонится Ему, раскрывая все свое сердце,-. Он не только не предает Своей каре и Своему гневу, (но) и отклоняет его от них и удостаивает их славы. Ибо так Бог возлюбил мир, что Своего Сына единородного отдал за них. юг Тот же, Который избрал Себе добровольно умереть за них, притом еще бывших (его) врагами, гораздо более избирает их, чтобы сделать Себе домочадцами, если они сами осудят совершенные ими грехи. Он отменяет им кары и дает вкусить благ, которые будут у него уготованы. Знай же, что никакой грех не превзойдет человеколюбия Божьего, но только чтобы человек (сам) загладил свои прежние грехи покаянием. Ибо человеколюбив Бог, зная слабость людей, и силу страсти, и силу диавола, и его злодеяние, и людям, которые впадают в грех, но каются, Он прощает как детям. И Он долготерпелив, ожидая от них дел добрых. Ибо если они осудят себя и пребудут молящими его, в Своей благости Он сострадает им как немощным и тотчас отменяет кары и дарует им блага, уготованные праведникам". Ответил же епископ и сказал ангелу: "Скажи мне еще о преображении их лиц, прошу тебя, в каком грехе каждый находится, чтобы я понял и это, и не блуждал в неведении". Ангел Господний сказал ему: "Те, лицо которых светло, радостны, живут в целомудрии, и чистоте, и праведности, сострадательны и милосердны. Те же, у которых лица черны,- рабы блуда и скверны, и прочей нечистоты, и наслаждения. Являющие же цвет кровавый, красные, живут в злобе и неправде". И еще сказал ему ангел: "Помоги им теперь, если желаешь их спасения, ибо дано тебе по твоим молитвам, чтобы ты видел и знал грехи тех, которых ты поучаешь, чтобы они научились твоими поучениями и твоими молитвами, чтобы ты заставил их через покаяние стать избранными Того, кто отдал Себя за них, умерев и воскреснув, Иисуса Христа, нашего Господа. Всякую силу и усердие, какое есть у тебя пред Христом, яви в заботе о них, чтобы они обратились от своих грехов к Богу, убеждая их, что тот, кто не покается, повинен в грехе, однако чтобы они не отчаялись в своем спасении, ибо это (поучение) им, что-бы они покаялись и обратились к Богу, чтобы они приобрели спасение своей душе и вкушение благ будущих. Тебе же великая награда будет, поскольку ты уподобился твоему Господу, Тому, Кто сошел с небес и ходил по земле ради спасения людей".

239. Некий брат спросил одного старца: "Имя спасет или дело?". Сказал старец ему: "Я знаю одного брата. Однажды, когда он молился, пришло ему на ум: „Хочу видеть душу праведника и душу грешника, выходящие из тела". Бог же не захотел огорчить его в его желании. Когда он сидел в своей келье, вбежал к нему волк, схватил его за одежды и потащил (за собой). Встал старец и последовал за ним. Когда же (волк) приблизился к одному городу, он убежал и оставил его близ одного монастыря. Был там один человек, о котором шла слава, что это великий отшельник. Он же был болен, ожидая своего часа. Брат посмотрел и увидел множество светильников и лампад, которые были приготовлены (для него), и весь город плакал, говоря: „Боже, он дает нам хлеб и воду, весь наш город спасается благодаря ему. Если с ним что-либо случится, мы умрем тоже!" Час же смерти приблизился, и брат увидел посланца адского (буке, "жителя Тартара преисподней") с огненным трезубцем в руке и услышал глас, говорящий: „Как эта душа не дала покоя Мне (ни) на один час, не дай ей никакого покоя, извлекая ее из тела". Он опустил трезубец огненный в его сердце, около часа терзая его, и вынул душу. После этого брат вошел в город и нашел одного странника, лежащего больным, причем никто из людей не смотрел за ним. Брат сидел при нем один день. Во время, когда тот умирал, брат увидел Михаила и Гавриила, пришедших, чтобы взять его душу. Один сел справа от него, а другой - слева. Они говаривали душу, чтобы она вышла из тела, она же не хотела выйти. Сказал Михаил Гавриилу: „Возьми эту душу и пойдем". Сказал Гавриил ему: „Бог сказал: "Не мучьте ее, что-бы взять насильно". Я не могу взять ее силой". Воззвал Михаил, говоря: „Боже, что Ты желаешь сделать этой душе, ибо она не хочет выходить?" Глас же был к нему: „Вот я пошлю Давида с кифарой и всех певцов Иерусалима, чтобы она услышала их сладкое пение и вышла". И тотчас сошли они все, окружили ее и запели душе. Она вышла, села на руку Михаила и была вознесена в радости".

240.  Говорили об одном старце, что он вошел в город, чтобы продать корзины. Он сел случайно в преддверии дома одного богача, который умирал. Сидя  (там), старец взглянул и увидел черных коней  и тех, которые сидели на них, причем они были черны и устрашающи, и огненные жезлы были в ру-ке каждого. Они достигли преддверия дома, оставили коней возле дома и вошли спешно. Больной увидел их, ужаснулся и возопил громким голосом, говоря: "Господи, помоги!". Ответили те, которые пришли за ним, говоря: "Во время, когда солнце закатилось для тебя, ты ищешь Бога. Почему ты не искал Бога раньше? Теперь же нет у тебя (ни) доли, ни надежды, ни молитвы".

241.  Говорил один старец: "Три вещи почтенны у монахов, к ним надлежит нам направить наш путь в страхе, и трепете, и радости духовной: причастие Тайнам Святым, трапеза братьев и лохань для омовения ног".

242.  Он привел еще пример такого рода, говоря: "Был великий старец-ясновидец, и случилось ему вкушать со множеством братьев. Когда они ели, посмотрел духом старец и увидел тех, кто сидел за трапезой: некоторых едящими мед, некото-рых - хлеб, некоторых - нечистоты. И он подивился в себе и помолился Богу, говоря: "Господи, открой мне эту тайну, потому что перед ними положены одинаковые кушанья, когда же они ели, они явились преображенными: некоторые едящими мед, некоторые - хлеб, некоторые - нечистоты". Глас же был к нему свыше, говоря: "Которые едят мед - это те, кто сидит за трапезой в страхе, и трепете, и радости духовной и молится непрестанно, причем их молитвы поднимаются как благоухание пред Богом, поэтому они едят мед. Которые едят хлеб - это те, кто благодарит Бога за этот (хлеб) от благ Бога, Который даровал их нам. Которые же едят нечистоты - это те, кто недовольно ворчит, говоря: „Это хорошо, а это плохо"". Не следует так (поступать), но напротив, (следует) воздавать славу Богу и воссылать к Господу благословения, чтобы исполнилось в нас предреченное: „Что бы вы ни делали, все делайте во сла-ву Божью"".

О наших отцах святых, творящих знамения и чудеса

243. Говорил апа Дул, ученик апы Висариона: “Когда мы шли у моря, я почувствовал жажду и сказал апе Висариону: “Мой отец, я очень хочу пить”. Старец же помолился и сказал мне: “Пей себе из моря”. И вода стала сладкой (т.е. пресной). Я напился и взял немного воды в сосуд, который был в моей руке. Говоря (себе): “Может быть, я захочу пить снова”. Старец же, увидев это, сказал мне: “Зачем ты набрал воды?”. Сказал я: “Прости меня, но если мне захочется пить в другом месте?”. Сказал старец мне: “Бог в этом месте, Он же Бог и в другом месте”

244. В другой раз другая нужда постигла его. Он помолился и перешел реку, называемую “Цвет золотой, гранат”, ступая по воде, пока не достиг берега. Я же изумился, поклонился ему (и спросил): “Что ты чувствуешь, когда идешь по воде?” Сказал старец: “Я чувствую, что вода доходит до лодыжек, ниже же она тверда”.

247. Говорили старцы апе Илии в Египте об апе Агафоне: “Брат добрый это”. Сказал им старец: “Хорош он по своему поколению”. Сказали они ему: “А сравнительно с древними каков он?”. Ответил он и сказал им: “Я сказал вам: “Хорош он для своего поколения”, ибо, что касается древних, я видел одного человека в Скиту, который мог остановить солнце на небе, как Иисус сын Наве (т.е. Навин)”. И когда они услышали это, изумились весьма и восславили Бога.

248. Одна женщина, в груди которой была болезнь, называемая раком, услышала об апе Лонгине и искала встречи с ним, а жил он в Энатоне (города) Ракоте, удаленном на шесть миль. Женщина отправилась его искать. Случилось так, что она нашла его собирающим топливо на берегу моря. Сказала она ему: “Апа, где раб Божий Лонгин?”. Она не знала, что это он. Он сказал: “Что ты хочешь от этого обманщика? Не ходи к нему, потому что он – обманщик. Что с тобой случилось?”. Женщина рассказала ему о своей болезни. Старец же перекрестил больное место и сказал ей: “Ступай, да исцелит тебя Господь, ибо Лонгин не сможет принести тебе пользы”. Она пошла, веруя в слово, и тотчас исцелилась. После этого она рассказала об этом и указала приметы старца. И ей сообщили, что он – апа Лонгин.

250. Говорили об апе Макарии Великом, что он вышел из скита, неся много корзин. Он утомился, сел и помолился, говоря: “Боже, Ты знаешь, что нет сил у меня”. И тотчас очутился у реки.

251.  Был один (человек) в Египте, у которого был сын расслабленный. Он принес его, положил у кельи апы Макария, и оставил его плачущего у двери, и отошел поодаль. Старец посмотрел, увидел маленького  плачущего мальчика и сказал ему: "Кто принес тебя сюда?" Он сказал: "Мой отец. Он принес меня, бросил меня (здесь) и ушел". Сказал старец ему; "Встань, беги и найти его". И он тотчас исцелился, встал и нашел своего отца. И они отправились в свой дом, радуясь.

252.  Говорил    апа    Джиджой:    "В то время, когда я был в Скиту с апой Макарием, мы пошли с ним (на поле) и жали. И вдова, собирающая колоски позади нас, плакала, не переставая. Старец же позвал хозяина поля и сказал ему: „Почему эта старица плачет?". Сказал он ему: „Когда ее муж был еще жив, он получил от одного человека вещи в залог. Он же умер внезапно, без слов, и не сказал, куда он положил его (т. е. залог). Когда же тот, кто заложил, захотел забрать принад-лежащее ему, она не нашла его. Он хочет взять ее вместе с детьми, чтобы сделать их своими рабами". Старец сказал ему: "Скажи ей, пусть она придет в место, где мы отдыхаем в жару". Когда же она пришла, сказал старец ей: "Почему ты плачешь все время?". Сказала она ему: "Мой муж умер, взяв залог (у) одного (человека), и не сказал, умирая, куда положил его". Сказал он ей: "Ступай и покажи нам, где ты похоронила его". И он взял братьев, и пошел с ней. Когда они пришли на место, сказал старец ей: "Ступай в свой дом". И они помолились. Позвал старец мертвого, говоря:  "Такой-то, куда ты положил вещи этого человека?". Он ответил:  "Они лежат в доме под ножкой моей кровати". Сказал старец ему: "Покойся же до дня воскресения". Увидели братья   (это чудо и) пали к его ногам. Сказал старец: "Это произошло не ради меня, ибо я - ничто, но Бог свершил это дело ради вдовычи сирот. Великое (дело), что Бог любит безгрешную душу и все, что она просит, она получит". Он пришел и сказал вдове, где лежит залог. Она взяла его, отдала хозяину и стала свобод-ной вместе со своими детьми. И те, кто услышал (об этом), воздали славу Богу".

253.  Говорили еще об апе Макарии, что однажды в пустыне он нашел череп. Он тронул его своим посохом, и он заговорил. Сказал старец ему: "Ты кто?". Сказал он ему: "Я жрец элли-нов, которые были в этом месте, а ты Макарии Духоносец. Во всякое время, когда ты жалеешь тех, кто в муках, бывает им немного покоя". Сказал апа Макарии ему: "Какой это покой?" Сказал он: "Как небо отдалено от земли, таким же   образом огонь под нами и над нами, причем мы стоим в середине огня, и невозможно, чтобы один видел лицо своего соседа, но спина обращена к спине. Во время же, когда ты молишься за нас, каждый видит частично лицо своего соседа". Старец услышал и сказал: "Горе дню, в который родился человек, если это яв-ляется покоем от мук!". Сказал старец ему: "Нет ли муки ху-же этой?". Сказал череп ему: "Великие муки ниже нас". Сказал старец ему: "Кто в них?". Сказал он ему: "Мы не знали Бога, милосердны к нам немного, (а) те, кто знал Бога, и отрекся от Него, и не выполнял Его воли, они ниже нас". После этого старец взял череп, закопал его в землю, оставил его и ушел.

254.   Говорили об одном старце в Скиту, что он пошел на жатву. Братья пошли тоже. По пути они наткнулись на убитого и остановились возле него. Другие же пришли и схватили их как убийц (этого) человека. В то время, как они   говорили эти (слова): "Вы убили человека", подошел старец, держа по-сох в руке. Когда братья увидели его, они подбежали к нему, плача и говоря: "Помоги нам, наш отец!". И они сообщили ему дело. Он тронул своим посохом мертвого и сказал: "Эти братья убили тебя?". Сказал мертвый: "Нет". Сказал старец ему: "Что ты сделал?". Сказал он: "Мы разбойники, мы по-дрались друг с другом, они убили меня и ушли". Изумились же люди весьма этому чуду, совершенному им.

255.  Когда апа Милисий проходил однажды, идя из одного места, он увидел некоего монаха, схваченного как совершившего убийство. Приблизился к нему старец, спросил его и, когда узнал, что оклеветали его, сказал держащим его:  "Где человек, которого убили?". И они указали ему. Он же приблизился к нему и сказал им: "Молитесь все!". И когда он простер свои руки к Богу, встал убитый. И сказал он ему перед всеми: "Скажи нам, кто убил тебя?". Он сказал: "Я вошел в церковь и дал деньги пресвитеру, он же напал на меня, убил меня и при-нес меня в монастырь великого человека. Я прошу вас взять деньги и дать их моим детям". И сказал ему старец: "Ступай и покойся, пока не придет Господь и не   воскресит   тебя". И тотчас он упокоился.

256.  Шли однажды к апе Поймену несколько старцев. Был же там один человек, у сына которого лицо кознями (диавола) было обращено назад.  Когда его отец увидел  множество старцев из наших отцов, он вынес своего сына из монастыря, положил его, сел и заплакал о нем. Случилось, что один из старцев вышел по делу и увидел его. Сказал он ему: "Человек, почему ты плачешь?". Сказал он: "Я - родственник апы Поймена, и вот искушение постигло этого маленького мальчика, и мы хотим взять его к старцу и боимся, ибо он не желает видеть нас, и теперь, если он узнает, что я здесь, он пошлет и прогонит меня. Я увидел вас и осмелился прийти сюда. Теперь же, если хочешь, окажи милость нам, возьми мальчика внутрь и помолись за него". Взял его внутрь старец и поступил мудро, что не взял его сразу к апе Поймену, но начал говорить им, начиная с младших братьев, говоря: "Перекрести этого маль-чика". Он сделал  так для того,  чтобы перекрестили его  все Друг за другом. В конце он поднес его к апе Поймену. Он не захотел, чтобы он приблизился к нему. Они же просили его, говоря: "Наш отец, как сделали все братья, сделай и ты". И он вздохнул, стал и помолился, говоря: "Боже, исцели Твое создание, чтобы не господствовал над ним враг". И, перекрестив его, он отдал его (исцеленным) отцу.

257.  Говорил один из наших отцов об одном   (человеке), а именно об апе Павле, что он происходит из Нижнего Египта, живя, однако, в Фиваиде,   (и)  что он берет   (вот)  так своими руками змей, и рогатых змей, и скорпионов и разрывает их пополам. Братья же поклонились ему, говоря: "Скажи нам, какое делание ты совершил, что получил эту благодать?". Он сказал: "Простите мне, мои отцы, если кто-либо приобретет себе чистоту, всякая вещь покорится ему, как Адаму во время, когда он был в раю, пока не преступил заповеди".

258.   Во время Юлиана Нечестивого  (т.  е.  Отступника),  когда он пошел в Персию, он послал одного демона на запад, чтобы тот принес ему срочно вести. Когда же демон достиг мест, в которых был один монах, он оставался там десять дней, не двигался и не мог идти вперед, потому что монах ни днем, ни ночью не переставал молиться. Возвратился демон к тому, кто его послал, не сделав никакого дела. Он сказал ему: "Почему ты задержался?". Ответил ему демон: "Я задержался и не сделал никакого дела, ибо я провел десять дней, сидя и сторожа, когда  Публий монах перестанет молиться, чтобы  мне пройти. Он же не перестал, и я не смог пройти, и возвратился, ничего не сделав". Тогда вознегодовал Нечестивый Юлиан, говоря: "Когда я вернусь, свершу мой суд над ним!". Но через несколько дней его закололи, он умер попечением Бога, и тотчас один из эпархов, что был с ним, пошел, продал все вещи, которые были у него, раздал их бедным, пришел к (тому) старцу и стал у него монахом.

259.  Один мирянин однажды пошел со своим сыном к апе Джиджою, находящемуся в горе апы Антония. И его сын умер у него по дороге. Он же не смутился, но принес его к старцу с верой и повергся со своим сыном, как будто они кланяются старцу, чтобы он благословил их. И встал отец, положил своего сына к ногам старца и вышел из кельи. Старец, думая, что он простерт перед ним, кланяясь, сказал ему: "Встань и выйди", ибо он не знал, что тот умер. И тотчас он встал и вышел. Его отец, увидев, изумился и вошел, и повергся перед старцем, и рассказал ему об (этом) деле. Услышал (это) старец и опечалился, ибо он не желал сделать таким образом. Его же ученик запретил им: "Не говорите этого никому, пока старец жив".

260.  Авраам, ученик апы Джиджоя, был искушаем однажды диаволом. И встал старец, простер свои руки к небу, говоря: "Боже, хочешь Ты или не хочешь, я не отстану от Тебя, пока Ты не исцелишь его". И тотчас он исцелился.

261.   Был некий старец, живший у Иордана    отшельником. (Как-то) в жаркий день он вошел в пещеру и нашел там льва. Тот начал скрежетать на него зубами и зарычал. Сказал старец ему:  "Почему ты сердишься? Здесь есть место для меня и есть для тебя. Если же не хочешь быть со мной, встань и выйди". Лев не мог выдержать и вышел.

262.  Говорили об апе Агафоне, что он был однажды в пустыне в пещере, причем был в ней большой дракон. Змей подобрался, чтобы двинуться  и удалиться. Сказал апа Агафон ему: "Если ты выйдешь, я не останусь в ней". Змей остановился и не пошел. Была в той пустыне смоковница. Они выходили вместе. Апа Агафон провел черту на смоковнице, поделив ее между собой и им, чтобы змей ел с (одной) стороны смоковницы, а старец - с другой. Кончив есть, они возвращались в пещеру вдвоем.

263.  Один старец Скита пришел однажды в Теренуте. И в месте, в котором он был, принесли ему немного вина из-за труда подвижничества. Некоторые услышали о нем и привели к нему бесноватого. Начал же демон проклинать старца, говоря: "Винопийца тот, к кому привели меня". Старец же, смиренный сердцем, не хотел изгонять его, но из-за поношений сказал: "Я верую в Бога, что не успею я выпить эту чашу как ты выйдешь". Когда старец начал пить, он возопил, говоря: "Ты жжешь меня!". И не успел еще старец выпить чашу, как вышел демон по благодати нашего Бога.

264.  Один из наших отцов послал своего ученика набрать воды. Колодец был очень далеко от кельи, он же забыл взять с собой веревку. Когда он пришел к колодцу, то вспомнил, что не принес с собой веревку. Он сотворил молитву и воззвал, говоря: "Колодец, мой отец говорит мне: „Наполни кувшин водой"". И тотчас вода поднялась. Брат наполнил сосуд, и вода снова опустилась на место.

 

  

О различном из жизни, исполненной добродетели, наших отцов святых

265. Говорил апа Дул: "Мы пошли однажды в пустыню, я и мой отец Висарион. Мы пришли к одной пещере и вошли внутрь, и нашли (там) брата сидящего, плетущего веревку. Он не поднял своего лица взглянуть на нас, и не ответил нам. Сказал старец мне: „Выйдем, может быть, брат не расположен говорить с нами". Мы вышли из места того и пошли в Сиут, чтобы идти к апе Иоанну. И когда мы возвращались, пришли снова к той пещере, в которой видели брата. И сказал старец: „Войдем к нему, может быть, Бог расположил его сердце говорить с нами". И когда мы вошли, мы нашли его скончавшимся! Сказал старец мне:  „Пойдем,  мой  брат,  и возьмем его теле ибо Бог послал нас сюда ради этого". Готовя же его похорс нить, мы обнаружили, что это женщина по    природе. Старее подивился и сказал:  „И женщины боролись с сатаной и повергали его в пустыне силой креста, а мы  (и) в города? ведем себя недостойно". И мы воздали славу Богу, Который укрепляет всякого, кто любит    Его, и ушли из того места".

266. Говорил апа Дидим: "Рассказывал апа Макарий: „Когда я жил однажды в Скиту, пришли двое юношей-странников. У одного была борода, у другого же борода (только) начинала (расти). Они пришли ко мне, говоря: "Где келья апы Макария?". Я сказал: "Что вам нужно от него?" Они ска-зали: "Мы слышали о нем и о Ските и пришли повидать его". Сказал я им: "Это я". Они поклонились мне, говоря: "Мы хотим пребывать здесь". Я же видел, что у них тело изнеженное, как если б (они были) из богатых людей. Сказал я им: "Невозможно вам остаться здесь". Старший сказал мне: "Если нам невоз-можно остаться здесь, мы пойдем в другое место". Сказал я в своем помысле: "Почему мне не дать возможность им, чтобы они не соблазнились о нас? Труд заставит их самих убежать". И я сказал им: "Если вы можете, идите, сделайте себе келью". Они сказали: "Научи нас только, и мы сделаем ее". Старец дал им топор и корзину, наполненную одним хлебом и солью. Он указал им скалу и сказал: "Вырубите отсюда камень, принесите деревьев с болота и сделайте себе жилище". Я думал, что они убегут из-за труда. Они же спросили: "Какую работу делают в этом месте?". Сказал я им: "Обычно делают верев-ку". Я взял пальмовых ветвей с болота и показал им начало (плетения) веревки и как плести (из них корзины). Сказал я им: "Изготовьте корзины, дайте их сторожам, и они принесут вам хлеб". Я же удалился. Они делали все работы, какие я сказал им, в терпении и не пришли ко мне в другой раз. Спу-стя же три года я пребыл в борении со своим помыслом, говоря (себе): "Каково дело этих, потому что они не пришли спросить меня о помысле. Те, которые далеко, приходят ко мне, эти же близко, а не приходят ни ко мне, ни к кому другому, но ходят только в церковь, молча принимая от Тайн Святых". Я помолился и постился неделю, чтобы Бог наставил меня о их работе. Я встал, чтобы пойти к ним и увидеть, как они поживают. И когда я постучал, они открыли мне молча, приветство-вали меня, и, помолившись, я сел. Старший сделал знак младшему, чтобы тот вышел, сел и плел веревку, не говоря (ничего). Во время же девятого часа он постучал, младший вошел, приготовил немного еды и поставил стол, причем старший сделал ему знак, и он положил на него три маленьких хлеба и стал молча. Я сказал: "Встанем и поедим", мы встали и поели. Он принес сосуд воды, и мы выпили. Когда же настал вечер, сказали они мне: "Ты пойдешь?". Сказал я: "Нет, я лягу". Они положили мне циновку в стороне, а себе - в своей стороне. Они сняли пояса и аналавы по, улеглись друг с другом и по-коились на одной циновке передо мной. Когда же они покоились, я помолился Богу, чтобы Он открыл мне их дело. И кровля раскрылась, свет возник как в полдень, они же не видели света. И когда они подумали, что я сплю, старший толкнул младшего, они встали, опоясались и простерли руки к небу. Я видел их, они же меня не видели. И я увидел демонов, слетающих на младшего, как мухи, одни садились ему на рот, другие - на глаза. И я увидел ангела Господня, с огненным мечом в руке, который ограждал его и отгонял от него демонов. К старшему же они не могли приблизиться. Когда настало утро, они легли. Я же сделал вид, что проснулся. Старший сказал мне одно слово: "Хочешь, чтобы мы произнесли двенадцать псалмов?". Сказал я: "Да". И младший произнес пять псалмов по шесть стихов и одно аллилуйя. И при каждом стихе факел огненный исходил из его рта и восходил к небу. Старший тоже делал таким образом. Когда он открывал свой рот для воспевания, из его рта исходила как бы. большая огненная черта, достигающая неба. Я же произнес немного наизусть. И я вы-шел от них, говоря: "Молитесь за меня". Они поклонились мне молча. И я узнал (таким образом), что старший совершенен, с младшим же еще борется враг. Спустя несколько дней старший брат упокоился, спустя же три дня упокоился и младший". И когда пришли к апе Макарию старцы, он взял их в их келью, говоря: „Пойдемте посмотрим мартирион юных странников"".

267. Апа Сарапион увидел некую блудницу и сказал: "Я приду к тебе вечером, приготовься". И когда он пришел к ней, он сказал ей: "Подожди немного, у меня есть правило, пока я не выполню его". Она сказала: "Хорошо, мой отец". Он же начал петь с первого псалма, пока не завершил сто пятьдесят псалмов и при каждой паузе (т. е. по окончании каждого псалма) совершал три коленопреклонения. Она же пребывала, молясь в страхе и трепете, позади него. Он продолжал молиться за нее, чтобы она спаслась, и Бог услышал его. Женщина пала к его ногам, плача и говоря: "Сделай милость, мой отец, возьми меня туда, где бы я спаслась, ибо Бог послал тебя для этого". И он взял ее в монастырь дев. Сказал он матери монастыря: "Возьми эту сестру и не возлагай на нее ярма или заповеди, но как она хочет, пусть делает, оставь ее во Господе". И спустя немного дней сказала она: "Я грешница, я хочу есть раз в день". Спустя еще некоторое время сказала она: "Я хочу есть один раз в неделю". Потом еще сказала она: "Поскольку я сотворила много грехов, заприте меня в келье, и то, что я буду есть, давайте мне в окно вместе с ручной работой". И сделали так, и она угодила Богу. Упокоилась же она в месте том во Господе.

268.  Двое из наших отцов просили Господа, чтобы Он дал им ответ, какова мера, которой они достигли. И глас был им, говоря: "В таком-то селении Египта есть мирянин, имя которо-го Евхарист, и его жена, которая зовется Марией.   (Это)  те, меры которых вы не достигли". Они же встали оба и пришли в селение.  Они искали  и нашли дом   (этого)   человека  и его жены. И сказали они ей: "Где твой муж?". Она сказала им: "Пастух это, пасущий овец". Она приняла их в дом. Когда же настал  вечер, пришел  с овцами  Евхарист  и, увидев старцев, поставил им стол и принес воды для омовения ног. Старцы сказали ему: "Мы не станем ничего есть, если ты не скажешь нам, чем ты занимаешься. Евхарист сказал в смирении сердца: "Я пастух, а это моя жена". Старцы продолжали его спра-шивать, но он не хотел ничего им сказать. Они сказали: "Бог послал нас к тебе". Услышав это, он испугался и сказал им: "Эти овцы достались нам от наших родителей, и тот (доход), который Бог определит нам от них, мы делим на три части: одну часть - бедным, другую - странникам, третью тратим на себя. С тех пор, как я взял мою жену, мы не осквернялись, ни я, ни она, но остаемся девственными, и каждый из нас спит сам по себе, причем на ночь каждый из    нас    надевает    мешок, а днем - одежду. И доныне никто из людей не знает об этом". Когда услышали они это, подивились и ушли из места того.

269.  Пришел однажды в гору Хосм ш апа Макарий Египетский из Скита в день приношения апы Памбо, и старцы просили его сказать слово братьям. Он же сказал им: "Я, когда еще не стал монахом, сидел однажды в моей келье в Ските, и мои помыслы беспокоили меня: „Пойди в пустыню и посмотри, что ты увидишь там". И я продолжал бороться со своим помыслом пять лет, говоря: „Может быть, от демонов эти помыслы". Когда же помысл продолжился, я пошел в пустыню и нашел болотистое место, в середине которого остров. И пришли звери, которые в пустыне, чтобы там напиться. Я же увидел среди них двух человек нагих, и мое тело застыло от страха, ибо я подумал, что это духи. Они же, когда увидели мой испуг, сказали мне: „Не бойся, мы тоже люди". Сказал я им:  „Откуда вы и каким образом  пришли в эту пустыню?".  Сказали они мне: „Мы из монастыря; согласившись друг с другом, мы вышли в эту пустыню вот уже сорок лет. Один  (из нас) - египтянин, другой - ливиец". И они спросили меня: „Мир каков? Во- [ да приходит ли еще в свое время и мир изобилен ли еще. ; как прежде?". Сказал я им: „Да". И я спросил их: „Как мне стать монахом?". И сказали они мне: „Если человек не оставит все вещи, которые в мире, он не сможет стать монахом". Сказал я им: „Я слаб и невозможно мне быть, как вы (букв, "вашим образом")". Сказали они мне: „Если невозможно тебе быть, как мы, сиди в своей келье и плачь о своих грехах". Я спросил их: „Когда зима бывает, не мерзнете ли вы, и когда жара бывает, не опаляется ли ваше тело?". Они сказали: „Бог гак нами распорядился, что мы не мерзнем зимой и не опаляемся летом". Поэтому я сказал вам, что я еще не был монахом, но я видел монахов. Простите мне, братья".

270.   Говорили об апе Симеоне Сирийце, что он провел более шестидесяти лет, стоя на столпе, причем не ел ничего из пищи людей, так что люди не знали, каким    образом он жив. Те же, кто был вокруг него, усомнившись, подумали о нем, что, может быть, это дух. И, собравшись, двенадцать епископов помолились Богу, чтобы узнать о нем. Случилось же так, что когда они постились вокруг него и молились, святой апа Симеон заговорил с ними:  "Я  человек тоже, как всякий", но они, истязая себя подвигом, не поверили ему. Один из них, непорочный в своей жизни, увидел, что он стоит около него на вершине столпа. И вот ангел пришел с востока, в руке которого была пища ангельская. И когда он дал   (ее)  святому апе Симеону, он дал от той же пищи и другому, который с ним. И он свидетельствовал: "Невозможно мне вкусить ничего из пищи людей, пока я не умру, из-за силы пищи той". Когда же они убедились и узнали, что он - человек Божий, тогда и все уверовали в него благодаря гласу двенадцати епископов. И пребыва-ли, молясь,  у  столпа   постоянно,  пока  он   не  завершил  свой подвиг во Христе. И он свидетельствовал всем, кто приходил к нему, чтобы они покаялись и посредством дел добрых обратились к Богу. Когда же он завершил свой жизненный путь, множество чудес произошло от его святого тела, как и в дни, когда он был жив. Было множество исцелившихся через него и много весьма обратившихся к Богу из язычников и еретиков.

271.  Говорили об одном  (человеке)  из Египта, имя которого Бане и который жил в горе Хуор, что он провел восемнадцать лет стоя. Он был в келье запертой, в которой вообще не было света. Был же маленький двор у двери кельи. Он не ел (ничего) из пищи людей и не ложился вообще, пока не завершил свой жизненный путь. Его прежняя жизнь была такова. Он был благочестивым монахом и большим подвижником. Правители его нома боялись его из-за его жизни, устрашающей их великим  благочестием.  Они  упросили  его,  чтобы  он  взял у них деньги и раздал нуждающимся. Он шел таким образом, проходя по городам и селениям, раздавая деньги нуждающимся. У него было намерение такого рода: когда он покинет твой монастырь для раздачи милостыни, (то) если случится ему провести десять дней в этом служении, пока он не завершит то он не будет ни есть, ни пить, пока не возвратится в свой монастырь, совершив подвижничество. Он пребывал в этом образе жизни, пока не приблизился к старости. После этого он затворился один и вел тот образ жизни, о котором мы уже говорили. Он стоял, пока кости его ног не стали сухими, так что уподобились оленьим. Его ученик упросил его однажды, чтобы он вынул ему жребий. Он сказал ему: "Ступай на гору и принеси три маленьких камня". Он принес их, понимая, что это жребий. Он (т. е. Бане) научил его им (г. е. их значению). Была же в его дворе полная чаша воды. Он сказал "Брось их в нее". (И) Господь свидетель, что один из камней поплыл, подобно тому, как пророк заставил плыть по воде железо.

272. Когда братья спрашивали старца апу Авраама об образе жизни апы Бане, он говорил им: "Местопребывание Бане не было с какой-либо плотью (т. е. он был один)", Свидетельствовали еще о том, что он проводил сорок дней (т. е. Великий пост) без трех дней. И эти три дня не (были) ему в тягость, но он   (таким образом)   смирялся, чтобы не равнять себя  со святыми.

273.  Апа Бане спросил однажды апу Авраама, говоря: "Человек, подобный Адаму в раю, нуждается ли (в том), что-бы советоваться с кем-либо?". Он сказал ему: "Да, Бане, ибо если бы Адам посоветовался с ангелами: "Отведать ли мне от (этого) древа?", они бы сказали ему: "Нет"".

274.  Пресвитер, который был при нем, нашел его удрученным и спросил его: "Почему ты так расстроен?". Он сказал ему: "Благополучие земли прекратилось сегодня". Сказал он ему: "Что случилось, мой отец?". Сказал он ему: "Феодосии царь умер сегодня". ... Выйдя же от него, он записал день тот. И случилось, когда привезли письма на юг, день, который он назвал ему, совпал с письмами   (т. е. с тем, который был упомянут в письмах), которые привезли.

275.  Когда он приступал к еде, он становился у стены и ел свой хлеб. И работал он стоя. Когда же он собирался спать, он сгибался, опираясь грудью на стенку, которую построил себе для (этого) употребления. Отцы и братья навещали его по воскресеньям.  Собираясь  войти  к нему, они спрашивали:  "На отец, довольно ли теперь твое сердце более, чем во время, когда ты питал многочисленных бедных"? Он же, блаженный апа Бане, свидетельствовал им, говоря: "Вся моя жизнь, пока я не затворился для уединения, будь то подвиг или милостыня, кажется мне теперь развратом по сравнению с тем, что со мной  (сей-час)".

276.  Случилось однажды, что старцы пришли к апе Аврааму, пророку страны. Они спросили его об апе Бане, говоря: "Мы говорили с апой Бане (в рукописи ошибочно "Авраамом") о его затворничестве, и он говорил с нами таким великим словом: он считает все подвиги и милостыни, которые он сотворил ранее, подобными разврату". Ответил старец святой апа Авраам, говоря им: "Хорошо он сказал". Старцы же опечалились из-за своей собственной жизни, потому что они таковы. Сказал им старец апа Авраам: "Почему вы печалитесь? Ибо если апа Бане будет творить милостыню, разве он накормит селение, или город, или страну? Теперь же Бане может воздеть две свои руки - и роса изобилия падает на весь мир. Он может также упросить Бога, чтобы Он отпустил грехи всему этому поколе-нию". Услышав это, они возрадовались, что у них есть заступ-ник, чтобы молиться за них.

277. Другой еще был в том же месте, по имени Даниил, который был выдающимся деятелем и знал наизусть все Писание, Новый и Ветхий Завет, и все каноны, и сочинения епископов. Было у него такое намерение: не говорить вообще, кроме самой крайней нужды. Его память и его усердие были чудом, причем он очень бережно и терпеливо относился к каждому из слов, которые он говорил с большой тщательностью. Свидетельствовали о нем, что, когда он трудился над Иеремией пророком, он усомнился в одном слове и продолжал мучиться, желая узнать его, чтобы оно не осталось без произнесения. Тогда пророк ответил  ему:  "Я  сказал таким-то образом". Свидетельствовали еще о нем, что он ежедневно произносил наизусть десять тысяч стихов. Если он прервет немного сон и пробудится, он обнаруживает, что продолжает чтение далее, ибо благодаря избытку великого усердия его натурой стало, как сказано в Песне Песней: "Я сплю, а сердце мое бдит".

278.  Говорили об апе Ниране, что он был чрезвычайно осмотрителен  в  своих  словах  и  разумным   в  своей  превосходной жизни. Шестьдесят лет (бывая) в церкви в собрании, он не видел никогда ни ее кровельных балок, ни капителей ее колонн. Он же бывал в собрании в ней два раза ежедневно. Об этом мы не знали, пока он не умер. Его сожитель в Боге сообщил нам об этом.

279.  Говорили об апе Диоскоре, что он прежде был писцом, записывающим пшеницу. И когда он стал монахом, если люди говорят ему: "Ты великий человек", он отвечает им: "У этого я украл однажды мешок, у того взял корзину",  (говоря)  так откровенно, ибо действуя таким образом он разрушает пустую славу.

280.  Говорили еще, что он сказал: "Три милости дал мне Бог: глаз добрый, пребывание в келье, страдание тела".

281.  Что касается его одежды, то была у него одежда из Дерюги, и куколь дерюжный, и еще одна одежда из дерюги, согласно Евангелию. Если кто-либо попросит его, он дает одну и оставляет другую. И еще о его пище - он не вкушает ничего, кроме хлеба, соли и воды. О его обыкновении спать - он не кладет под себя ни циновки, ни шкуры, ни вообще ничего та-кого, но ложится прямо на землю. Как мы слышали, он вообще не держал масла (для светильника) в своей келье (т. е. никогда не пользовался светом).

282.  Еще одно дивное дело произошло с ним, когда он на-правил свой путь к Богу, чтобы служить Ему. Его внутренности источали кровь из-за подвижничества его тела, и ноги  были разъедены болезнью, и он не лечил их вообще и не сообщал о них людям, но покрывал их кусками ткани, пока Господь не упокоил его. Его ученик сказал ему однажды: "Приготовь немного вареного кардамона", (но) он его не послушал.

283.  Был один писец, у которого была всего одна подушка, которую он клал под себя и сидел на ней. Он не был привязан к таким   вещам   и не заботился о них (т. е. о комфорте). Но когда он пишет книгу какому-либо человеку, он дает ее ему, а тот дает (взамен)  ему хлеб, и он принимает, и какую-либо другую вещь, в которой он нуждается. Если его оставляют в покое (т. е. без работы), он не печалится и никому не надоедает. Если какой-либо брат приходит в гору, он вводит его и показывает ему хлебную корзину, говоря: "Не ленись, это наши общие (хлебы)", чтобы Бог сделал брата также умеренным.

284.  Однажды некий мирянин  принял  монашескую  схиму. Он   пришел   к   нему, говоря: "Дай мне хлебов". Он ввел его (в келью, подвел) к хлебной корзине и вынимал ему (хлебы), но брат не говорил: "Довольно", а старец решил в своем сердце: "Пока он не скажет: „Довольно", я не остановлюсь", и хлебы кончились, не считая немногого (остатка). Наконец он сказал: "Довольно", и старец остановился.

285.  Один брат пришел к нему однажды, говоря: "Я не нашел двери, чтобы приделать к моему жилищу". Сказал он ему: "Отдели себе эту". Брат отделил дверь от входа  (его)  кельи, забрал ее и ушел. Старец же повесил себе циновку, пока не изготовил дверь из пальмовых ветвей и не приделал ее.

286.  Другое еще дело дивное произошло через него. Когда пресвитер монастыря приходил навестить его, и (когда) он ходил к нему, то много раз он говорил ему: "Не допускай, чтобы женщина вошла в    монастырь". Сказал он (т. е. пресвитер): "Никакая не вошла". Сказал ему старец: "Есть одна теперь".    Пресвитер    вышел, проверил дело и нашел, что это правда.

287.  Были у него два хитона из дерюги: хороший отложен, а плохой на нем. Один странник попросил у него, и он отдал хороший,  а плохой оставил   (себе). Пресвитер  спросил его: "Почему ты не отдал плохой и не оставил тот, чтобы ходить в нем в собрание?". Сказал он ему: "Разве дашь плохой Иисусу?"

288.  Говорили еще о нем, что однажды пришли варвары на восток, он же жил в пустыне. Они пришли к нему в его келью, причем у него был другой брат. Старец спрятал брата.  Они спросили его: "Есть здесь человек?". Сказал он: "Нет". Тогда они обыскали (келью), нашли его и привели обоих к главарю. Сказал он им: "Если вы слышали, что мы пришли, почему вы не убежали?". Апа Диоскор протянул свою шею, говоря: "Если вы убьете его, убейте сначала меня". Сказали они ему: "Мы не убьем тебя и не убьем того, но отныне уходите, когда услы-шите, что мы пришли. Ступайте себе". И они отпустили  их. Когда же настала ночь, они (т. е. разбойники) вышли и пришли к нему, и принесли ему нож - ибо они отобрали его - и прочее из его вещей, и

отдали их назад.

289.  Однажды он приобрел себе хорошее покрывало. Брат пришел к нему, лег на его место и покрылся покрывалом. Оно понравилось ему, и он сказал ему: "Где ты нашел это (покрывало), чтобы (и) мне получить такое?". Он молчал до утра. Ста-рец дал покрывало из овечьей шкуры брату, когда тот соби-рался идти, и сказал: "Моя кожа грубая". Сказал он: "Мало (мне) покрывало, которое я дал тебе, я же найду себе другое", и отпустил его.

290.  Он был смертельно болен, провел много дней больным, и не позволял никому приготовить себе (хоть)  немногое, и не клал ничего под себя. Но когда он приблизился к смерти, взяли две циновки и положили их одна на другую, пока он не скончается.  Тогда он взял их и выбросил, говоря: "Ступайте в мир!"3 .

291.  Говорили об апе Хоре, что он никогда  не лгал,  не клялся, не проклинал никого, вообще не говорил без необходимости.

292.  Апа Джиджой жил в горе апы Антония один, причем тот, что прислуживал ему, медлил прийти к нему, и вплоть до Десяти месяцев он не видел (ни одного) человека. Идя по горе, он нашел некоего фаранита, подстерегающего горных животных, чтобы их поймать. И сказал ему старец: "Откуда ты идешь, и сколько времени ты уже в этом месте?". Он сказал:  "Поистине, мой отец, вот уже одиннадцать месяцев я в этой горе и ....." ...

293.  . . . (никого не было в)  пещере, кроме нее одной, ле-жащей больной. И сказала она: "Уже тридцать восемь лет я в этой пещере, питаясь растениями и будучи рабой Христа. До сего дня я не видела (ни одного) человека, ибо Бог послал вас, чтобы вы погребли мое тело". И когда она сказала это, она упокоилась. Старцы же восславили Бога, и погребли ее тело, и удалились.

294.  Говорили об одном отшельнике, что он вышел в пустыню, имея (на себе) только левитон, и шел три дня. Он поднялся на скалу, и был луг на ней, и человек, ходящий среди зверей. И он (т. е. отшельник) спрятался, пока тот не спустился, чтобы поймать его. Старец тот был нагой и не мог выносить запаха людей. И... Брат побежал за ним, крича: "Я бегу за тобой ради Бога, остановись!". Он же обернулся назад и сказал: "Я тоже убегаю от тебя ради Бога". Наконец он сбросил леви-тон и погнался за ним (нагим). Когда тот увидел, что он снял свои одежды и опять погнался за ним, он остановился и, когда он приблизился к нему, сказал: "Когда ты сбросил с себя материю мира, я тоже остановился для тебя". Тот попросил его: "Мой отец, наставь меня, каким образом я спасусь?". Он сказал: "Беги от людей и молчи, и ты спасешься".

295.  Беседовал один отшельник с братьями, которые в Элиме, месте, где семьдесят финиковых пальм и где Моисею угодно было остановиться с народом, когда они вышли из Египта. И он говорил им таким образом: "Я задумал однажды пойти в пустыню внутреннюю   (в надежде), что, может быть, найду кого-нибудь другого, кто еще глубже в пустыне  (букв. "внутри меня", т. е. во внутренней пустыне еще глубже), раба нашего Господа Иисуса Христа. Я шел четыре дня и нашел пещеру. Я заглянул внутрь и увидел сидящего человека. И я постучал по обычаю монахов, чтобы он вышел и приветствовал меня, но он не пошевелился, ибо он упокоился. Я не стал ждать, но вошел и взял его за плечо, и тотчас он распался и превра-тился в прах. Я взглянул еще и увидел висящую безрукавку Я взял и ее, но и она распалась и превратилась в ничто. Не-доумевая в своем сердце, я вышел, и пошел в пустыню, и нашел другую пещеру и следы людские. Я обрадовался и вошел в пещеру. Я  постучал опять, но никто мне не ответил.  Я вошел внутрь и не нашел там никого. Я стал снаружи пещеры, говоря: "Обязательно раб Божий придет в это место". Когда же день приблизился к закату, я увидел идущих антилоп и раба Божьего с ними, нагого, причем его волосы покрывали его срам. Когда он приблизился ко мне, он подумал, что я - дух. Он стал на молитву, ибо много раз искушаем был духами. Я же сказал ему: "Я человек, раб Божий, взгляни на мои следы на земле и пощупай меня, что я - плоть и кровь". После того, как он сказал: "Аминь", он посмотрел на меня и утешился. Он взял меня в пещеру…".

296.  . . . Чтобы он был таким, что глаза  его опускаются к земле, а душа постоянно пребывает на небе. Чтобы он удалялся от споров, и был послушен благу, и был трудящимся, работая своими руками, и помнил о своем конце, и радовался во всякое время в надежде. Надлежит также ему, чтобы он не-престанно пребывал  молитве, и благодарил за все, и был терпеливым в муке, и был смиренным перед всеми, и берег свое сердце со всей бережностью от всякой нечистой мысли, и ненавидел гордость, ту, которую Бог ненавидит, и был рассудитель-ным во всем, и отвращал свои глаза от тела, и всегда жил в воздержании с твердостью, и питался, как нищий, и собирал себе сокровище на небе заповедью милосердия, и носил нищенскую одежду, и судил себя ежедневно за то, что он сделал се-годня, и не вмешивался ни в какое дело жизни (т. е. мирское), и не поступал согласно жизни беспечных и распущенных, но, напротив, ревностно подражал жизни его святых отцов, и был с теми, которые проявляют добродетели, не   завидовал   ничему, сострадал тем,  кто пал, и печалился о них весьма, чтобы не унижал тех, кто отвратился от греха, и не насмехался над ними. Надлежит же еще ему, чтобы он унижал себя самого, и исповедовал свои грехи перед Богом и людьми, поучал невежественных, ободрял  малодушных,  служил  больным,  омывал ноги  святым,  радел о  странноприимстве  и   братолюбии,   был в мире со своими людьми дома в вере и удалялся от еретиков и их слов. Кто совершает это, тот - монах.

297.  Апа Илия Скитский говорил: "Когда я пришел в Скит, я попросил апу Иеракса: "Возьми меня к себе сыном, чтобы я учился у тебя". Сказал он мне, испытывая меня: "Ты будешь слушаться меня в том, что я тебе скажу?". Сказал я ему: "Да, конечно!". И он зажег огонь и сказал мне, испытывая меня: "Если ты хочешь, чтобы я взял тебя к себе, и если будешь слушаться меня, положи твою руку в огонь". И я положил мою руку в огонь и держал ее, пока она не источила влагу. Если бы он не схватил ее и не вынул, я бы не вынул ее". И он показал нам знак (т. е. след ожога), который на его руке.

298.  Спросили апу Илию: "Чем мы спасемся в это время?". Сказал он: "Мы спасемся неуважением к себе".

 299.  Говорили об  одном  брате, что он  пришел  к одному старцу и сказал ему: "Я хочу маленькое жилище". Сказал старец ему: "Сядь в этом месте, я пойду и поищу его". Брат сел в месте, в котором он оставил его одного. Пошел старец и провел три года снаружи, а спустя три года вернулся и нашел брата там, где он оставил его. Не ушел брат жить в другое место. Изумился старец весьма его ...

300.  Некоторые старцы спросили апу Макария Египетского: "Ешь ли ты или постишься, твое тело остается сухим. Сказал старец им: "Палку, которой ворошат ветви в огне, огонь пожирает постоянно. Точно так же, если человек очищает свое сердце ) в страхе Божьем, страх Божий пожирает его кости".

301. Говорил апа Папнуте, ученик апы Макария:  "Старец говорил: „Мальчиком я пас коров вместе с другими мальчиками. Они пошли воровать огурцы, и один, что упал позади них, я подобрал и съел. Когда я вспомню об этом, сижу и плачу"".

302.  Апа Поймен просил  (со)  многими поклонами апу Макария, говоря:  "Скажи мне слово".  И когда старец ответил, сказал он ему: "Дело, которое ты ищешь, прошло теперь у монахов".

303.  Говорили об апе Макарии Египетском, что, если он встречался с братьями за трапезой, он поставил себе правилом: если будет (подано) вино, то взамен одной (выпитой им) чаши он проводил день без питья воды. Они же, братья, для подкрепления давали ему вино. Старец пил с радостью, чтобы (потом) мучить себя. Его ученик, зная об этом, говорил им: "Ради Бога, не давайте  ему  вина,   иначе  придется  ему  наказывать  себя в келье".  И когда  братья узнали об этом, они   (больше)   не давали ему.

304.  Говорили об апе Макарии, что, когда услышал о нем Агафоник, эпарх Антиохии, что он совершил такие великие чудеса и великие дары  исцеления благодаря нашему Господу Иисусу Христу, то он послал к нему свою дочь, в которой был нечистый дух, чтобы он помолился за  нее. И по благодати Божьей, которая в нем, когда он помолился за нее, она тотчас исцелилась. И он отослал ее в мире к родителям. Когда же увидели ее отец и мать исцеление, которое Христос совершил с их дочерью по молитвам и молениям святого старца апы Макария, они возблагодарили нашего Господа Иисуса Христа.

305.  Говорили об апе Макарии Египетском, что он поднимался однажды из Скита на гору Пернудж и, приблизившись к месту, сказал своему ученику: "Пройди немного вперед". И когда он прошел вперед, он встретил эллина. Это был жрец Падала, несущий большую вязанку дров. И он бежал. И брат закричал ему и позвал, говоря:  "Эй ты, демон, куда ты  бежишь?". Повернувшись, он (бросил вязанку и) пошел к нему. Он нанес удары ему и оставил его полумертвым. И, подняв дрова, побежал снова. И пройдя немного вперед, встретил его апа Макарии и сказал ему: "Привет тебе, привет, трудолюбец!". Удивившись, он подошел к нему и сказал ему: "Что доброго ты увидел во мне, что почтил приветствием?". Сказал старец ему: "Я увидел тебя утруждающимся, (но) ты не знаешь, что ты утруждал себя впустую". Он сказал ему: "Я был тронут (твоим) приветствием, и я знаю, что ты служишь великому Богу. Другой же злой монах, который встретил меня, оскорбил меня, и я из-бил его до смерти". А старец знал, что это был его ученик. Жрец, обхватив его ноги, сказал ему: "Я не отпущу тебя, если ты не сделаешь меня монахом!". Они поднялись к месту, где находился брат, и отнесли его в церковь горы. И, увидев жреца, они изумились. Они крестили его и сделали монахом. И множество эллинов сделались монахами из-за него.

306.  Говорил апа Макарии: "Злое слово иных добрых делает злыми, и точно так же доброе слово иных злых делает доб-рыми".

307.  Говорили еще о нем, что если какой-либо брат приходил к нему в страхе, как к святому и великому старцу, он не говорил ему ни слова. Если же кто-то из братьев говорил ему, посрам-ляя его: "Мой отец, не ты ли - погонщик верблюдов, ворующий селитру и продающий ее? Не били ли тебя сторожа?", если кто-то говорил с ним такими словами, он разговаривал с ним с радостью о том, о чем его спросят.

308.  Апа Макарии Великий, (когда) отпустил церковь (т. е. закончил богослужение) в Скиту, говорил  братьям: "Бегите, братья!". Сказал один старец ему: "Куда мы побежим далее этой пустыни?". И, приложив свой палец к устам, он сказал: "Вот бегство", то есть молчание.

309.  Говорил апа Папнуте, ученик апы Макария: "Я просил старца: „Мой отец, скажи мне слово". Сказал он мне: „Не делай зла никому и не осуждай никого, и ты спасешься"".

310.  Апа Моисей говорил апе Макарию: "Я хочу затвориться, братья не дают мне". Сказал апа Макарии ему: "Я вижу твою мягкую природу, невозможно тебе отказать брату. Если же ты поистине хочешь затвориться, послушай меня, уходи к скале, и ты затворишься". И когда он сделал так, он успокоился.

311.  Говорил апа Макарии: "Если ты наказываешь кого-либо и (при этом) гнев движет тобой, ты поддался страсти, ибо ты никого не спасаешь и губишь себя самого".

312.  Он говорил еще: "Несомненно, тот, кто стремится к дружбе с людьми, отдалил себя от дружбы с Богом, ибо написано: "Горе вам, если все люди будут говорить вам: "Хорошо!"".

313.  Он говорил еще: "Я думаю так: если вы будете действовать для угождения людей, они сами осудят вас за отсутствие страха (Божьего), если же вы будете ревнителями справедливости, то даже если они  (и) пострадают, совесть не сделает их слепыми к тому, что (сделано) по-божески".

314.  Я слышал, что старцы горы Пернудж послали однажды к апе Макарию Великому в Скит, прося  его и говоря  ему: "Чтобы весь (наш) народ не приходил к тебе, мы просим тебя прийти к нам, чтобы мы увидели тебя, пока ты не отошел еще к Господу". Когда он пришел к горе, собрался к нему весь народ. Попросили его старцы: "Скажи слово братьям". Он же, заплакав, сказал: "Будем плакать о нас  (самих), братья! И пусть наши глаза проливают слезы, пока мы еще не отошли в место, где наши слезы будут жечь наше тело". И, заплакав, все пали на их лицо, говоря: "Молись за нас, наш отец!".

315. Говорили об апе Макарии Великом, что он был богом на земле, как написано, ибо как Бог покрывает мир, так апа Макарии покрывал недостатки, которые он видел, как если бы не видел их, и те, о которых он слышал, как если бы не слышал о них.

316.  Некоторые старцы спросили апу Макария, говоря: "Как надлежит молиться?". Сказал старец им: "Не следует говорить много слов, но воздевать свои руки к Богу и говорить: "Господи, как Ты хочешь и как Тебе угодно, руководствуй мной!". Если скорбь у тебя, да скажешь ты: "Господи, помоги мне!". И Он, знающий полезное, умилосердится над нами по Своему состраданию и Своему человеколюбию".

317. Говорил апа Джиджой об апе Макарии: "Один  брат посетил его однажды и увидел силу Бога, ходящую с ним. Ска-зал старец: "О, плач человека о грехах! Ибо он возносит его на добродетели такой высоты". И сказал он брату также: "Поверь мне, что если бы ты знал Того, Кто с тобою, ты бы не боялся ничего в мире"

318.  Апа Макарии с апой Памбо однажды шли по горе, йн апа Памбо взял руки апы Макария и поцеловал их, говоря: "Сила придет из этих малых рук". Сказал апа Макарии ему: "Принудь себя к молчанию, мой брат Памбо, чтобы твое слово не обрело власть (т. е. чтобы оно не сбылось)".

319.  Говорили об апе Макарии Великом, что однажды он был в одном монастыре. Если братья делали одну циновку ежедневно, то он - одну в три дня. И когда братья увидели это, они сказали папе: "Если этот чужой брат не будет делать циновку ежедневно, то мы не допустим его быть с нами". И когда папа пошел к его келье, желая сказать ему (об этом), он стал у кельи и услышал, что он при каждом ударе орудия4  становится на молитву и свершает три поклона. И тотчас папа возвратился, говоря: "Принесите мне циновку апы Макария". И когда ее принесли, он взял ее и бросил в печь пекаря. И спустя долгое время, пока топили печь и он стоял, (ожидая) чтобы он (т. е. пекарь?) выгреб печь, он увидел, что ничего не сгорело в циновке, пребывающей в огне. И сказал папа братьям: "Ручная работа без подвижничества - ничто".

320. Говорили об одном брате, что однажды он впал в Скиту в искушение. Он пошел и сообщил апе Макарию Александрийскому об этом искушении. И старец связал его узами подвига, чтобы он покаялся и не открывал своей двери до какого-то времени. Когда же пошел брат (и заперся в своей келье), его стало тревожить искушение, и он оказался в опасности, и не смог исполнить заповеди уз апы Макария. И, теснимый двумя борениями, он поднялся и пошел в место другого апы Макария, Египетского. Он сообщил ему о прегрешении, которое произошло у него, и об узах апы Макария Александрийского, которые он не может выполнить. И старец утешил его и подкрепил его, говоря: "Ступай, мой сын, то, что возможно тебе, делай, опояшься, чтобы не совершить греха того никогда, и это есть твое покаяние". И сказал брат ему: "Что мне делать, ибо я смущаюсь из-за уз заповеди апы Макария". Сказал старец ему: "Узы этой заповеди связывают не тебя, но они связали апу Ма-кария". Когда же услышал апа Макарии Александрийский, что старец сказал брату: "Узы связали апу Макария", он поднялся и поспешил на болото,  решив оставаться там, не встречаясь с людьми, пока не исполнит заповеди согласно сроку, который он дал брату. И он оставался много дней в болоте, так что его тело распухло от комаров. Услышал также апа Макарии Египетский, что старец убежал на болото из-за (его) слова. Поднялся другой (апа Макарии, т. е. Египетский) и пришел на болото, ища его, пока не нашел. Увидев же его, сказал он ему: "Добрый старец, я ведь сказал (это) слово ради подкреп-ления брата, ты же, услышав, подобно деве доброй убежал во внутренний покой. Встань же, мой отец, и вернись в твою келью". Он же говорил ему: "Прости меня, согласно слову, которое вышло из твоих уст, поскольку (это) слово дошло до меня, пока я не завершу число дней уз, которые я наложил на брата, я не уйду". Видя, что он твердо стоит на своем, он убеждал его: "Не так, но встань, иди со мной, и я научу тебя, что надлежит тебе делать". Когда же он был убежден таким образом, он поднялся, вышел с ним, и он (т. е. Макарии Египетский) говорил с ним по своему обыкновению. Сказал он ему: "Ступай, проведи этот год, вкушая пищу один раз в неделю". Это не были узы, которые он наложил на него, но и до того, как (это) слово было (произнесено), это было образом жизни апы Мака-рия Александрийского - есть один раз в неделю.

321.  Говорил   апа Макарий:   "Тот,   кто   будет   наполнять утробу свою хлебом и водой, дает ключ от своего дома грабителям".

322.  ... И потом опять, когда он посетил его, он услышал его плачущим и взывающим: "Иисусе, Иисусе! Если Твои уши не слышат, как я взываю к Тебе день и ночь, чтобы Ты сжалился надо мной и умилосердился надо мной из-за моих грехов, я все равно не устану молить Тебя".

323.  Говорили об апе Макарий Великом, что он провел три года, пребывая в гробнице, в которой был какой-то мертвец. И спустя три года, когда он захотел оставить (это) место, стал мертвец у двери, говоря: "Я не отпущу тебя, мой отец". И ска-зал старец ему: "Почему?". Сказал мертвец ему: "Пока ты не пришел в эту гробницу, я пребывал в великих страданиях и скорбях. Когда же ты вошел сюда и был (здесь), ради тебя дали мне покой. Я боюсь, что, если я отпущу тебя, они снова возьмут меня к себе назад". В то время, как мертвец стоял у двери гробницы, был глас: "Отпусти человека Божьего, ибо если бы не нашли праведных поступков у тебя, чтобы тебе получить милость за них, то Бог не вложил бы в сердце Своего раба про-вести три года в этой гробнице, чтобы милость была тебе благодаря ему".

324.  Говорили об апе Макарий, что он был на болоте, собирая пальмовые ветви. И когда он кончил собирать их и сложил, желая перевязать, к нему подошел демон в облике монаха, имея разгневанный и грозный вид. Сказал он ему: "Макарий, не связывай пальмы, пока не дашь мне мою долю". И сказал старец ему: "Иди, то, что ты хочешь, возьми себе". И сказал демон ему:  "Раздели их, дай одну часть мне,  а одну  часть возьми себе". И старец разделил их и сделал одну часть больше другой. Сказал он демону: "Возьми то, что ты хочешь, из этих двух". И сказал демон ему: "Нет, ты понес труд, сначала ты возьми себе долю, которую ты хочешь".  Старец взял  малую долю, и тотчас демон возопил: "О, сила на твоей стороне, Ма-карий! Ибо я побеждал многих, но ты победил меня!". И сказал старец ему: "Ты кто?". И сказал демон ему: "Я - демон корыстолюбия".  И  когда старец сотворил молитву, демон стал невидим.

325.  Говорили еще о нем, что когда апа Макарий молился однажды в своей келье, глас был к нему, говоря: "Макарий, ты еще не достиг меры двух женщин в таком-то селении". Под-нявшись утром, старец взял свой пальмовый посох и пустился в путь. Когда же он достиг селения, ангел шел с ним, направляя его к дому. Когда он постучал в дверь, ему открыли. Узнав, что это апа Макарий, они поклонились ему до земли и приняли к себе с радостью. Сказал старец им: "Ради вас я вынес тяготы моего путешествия, из пустыни пришел сюда. Скажите мне, чем вы занимаетесь?" Они же, желая скрыть, сказали ему: "О каком занятии ты спрашиваешь нас, запятнанных?" Поклонившись, старец сказал им: "Не таитесь от меня, потому что меня послал Бог". Испугавшись, они открылись ему, говоря: "Прости нас, наш отец, мы - чужие друг другу по миру, по соглашению же мы сделались двумя сестрами плотскими. Уже пятнадцать лет (как) мы пребываем в этом доме, и не знаем, чтобы мы спорили друг с другом или чтобы одна сказала слово праздное своей по-друге, но мы всегда в мире и единомыслии. Пришло же нам на ум, чтобы мы оставили наших мужей и перешли к жизни девственной, и мы много раз просили об этом наших мужей, но они не соглашались отпустить нас. Поскольку же мы не достигли этой цели, мы установили между нами и Богом завет, чтобы до нашей смерти мы не говорили (ни) слова мирского нашими устами, но чтобы мы всегда помышляли о Боге и Его святых, постоянно занимаясь молитвами, и постами, и милосердием". Когда же услышал это апа Макарий, сказал он: "Поистине, это не имя монаха, ни мирянина, ни девы, ни жены с мужем, но выбор правый, который ищет Бог, и Он дает Свой Дух Святой им всем". И, получив пользу, старец возвратился в свою келью, всплескивая руками и говоря: "В отличие от этих мирян, я не сотворил мира с моим братом".

 

Комментарии

1  Знаменитый древний комплекс монастырей в Нитрийской пустыне.

2  Свежий хлеб, как правило, отшельники не употребляли. Он запасался на долгий строк, иногда на несколько месяцев, в виде сухарей. Только в монастырях, где были хлебопекарни, монахи могли употреблять свежий хлеб.

3  Олокоттин был равен половине номисы (солида), золотой монеты в 4,55 гр.

4  Монашеская одежда, льняной хитон.

5  Одежда малого пострижения, когда еще не даны монашеские обеты.

6  Буквально «окно". В монастырях для хранения книг в помещениях, предназначенных для библиотеки, закладывались окна, и в оконных нишах делались полки.

7  Город на северном побережье Синайского полуострова, современный Эль-Филусият (в 40 км. Западнее Эль-Шира), где находилась резиденция епископа.

8  Т.е. ходите прямой дорогой. Царские дороги – дороги в Римской империи, на которых мили отмечались столбиками.

9  Римская миля – 1, 48 км.

10  Город на западе Дельты. Огромный некрополь этого города Ком Абу Биллу продолжают раскапывать.

11  В коптском тексте – "игемон", явная ошибка. Едва ли монах мог "много раз" ходить запросто к губернатору. Ясно, что речь идет о  настоятеле монастыря.

12  Стиохе, мера площади (поля), около 0,2 га.

13  Буквально "ищите мира". Очевидно, старец хотел сказать, что если они – сторонники такого "комфорта", им следует быть в миру, а не быть монахами.

14  Слово обозначает какое-то режущее оружие.

 

Источник                                                                              оглавление                 

АПОКРИФЫ

      Оглавление

   Новозаветные Апокрифы
   
Ветхозаветные Апокрифы
   
Библиотека Наг-Хаммади
   
Гностическая литература
   
Кумранские свитки
   
Герметическая литература
   
Исследования и комментарии


 Главная страница

    Эволюция и управление
    Критика христианства    
    Инквизиция
    Разоблачение библии
    Разоблачение веры

  

        Писания

    Апокрифы
    Библия
    
Коран

    
    
    
Футбол 

    О ПРОЕКТЕ  

X