АТЕИЗМ  РСА   БИБЛИОТЕКА   ФОТОГАЛЕРЕЯ   ФОРУМ

А
Б
В
Г
Д
Е
Ё
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Ы
Э

Ю
Я

 

 

Владимир Едкий Как верили в Царской России

 

В наше время многие воспринимают царскую Россию, как идеальную христианскую страну, и вспоминают о ней с ностальгией. Считается, что Российскую Империю населял богобоязненный народ, который верил и молился  по-настоящему, в отличие от современных православных, которые раз в год заходят в церковь. Поэтому, православные того времени выставляются образцом для подражания, к которому должны стремиться современные новоиспеченные христиане. Так думают многие, но так ли все было?

Чтобы узнать правду нужно почитать рассказы очевидцев, живших в то время. И я хочу вам предложить несколько отрывков из книги Новикова-Прибоя «Цусима»[1]. Автор книги служил баталером на броненосце «Орел», который входил в состав второй эскадры. Эскадра шла на страшный бой, и все моряки понимали, что если они даже и победят, то все равно погибнуть придется очень многим. Если вспомнить фразу — «в окопах атеистов не бывает», то становится ясным, что для православных моряков наступило время, когда нужно позаботиться о месте в раю. Поэтому, их духовность должна была проявляться так сильно, как никогда раньше. А теперь, давайте посмотрим что было:
 

(Книга первая — СПУСКАЕМСЯ К ЮЖНЫМ ШИРОТАМ)

«Каждый праздник служили на корабле обедню. Для этого все сходились в жилой палубе, где устраивалась походная церковь с иконостасом, с алтарем, с подсвечниками. И на этот раз с утра, после подъема флага, вахтенный начальник распорядился:

— Команде на богослужение! Засвистали дудки капралов, и по всем палубам, повторяя на разные лады распоряжение вахтенного начальника, понеслись повелительные слова фельдфебелей и дежурных. Для матросов самым нудным делом было — это стоять в церкви. Они начали шарахаться в разные стороны, прятаться по закоулкам и отделениям, словно в щели тараканы, когда их внезапно осветят огнем. А унтеры гнали их с криком и шумом, с зуботычинами и самой отъявленной бранью — в Христа, в богородицу, в алтарь, в крест воздвиженский.

Офицеры это слышали и ничего не возражали. Получалось что-то бессмысленное, такое издевательство над религией, хуже которого не придумает ни один безбожник. Наконец, половину команды кое-как согнали в церковь. Начальство стояло впереди, возглавляемое командиром и старшим офицером. Началась обедня.

В церкви было жарко.  Я слушал обедню и думал: кому и для чего нужна эта комедия? Офицеры, как образованные люди, не верили во всю эту чепуху. Мне известно было, что они сами в кают-компании издевались над священником. А теперь они стояли чинно перед алтарем и крестились только для того, чтобы показать пример команде.  Не могли и мы верить в то, что будто бы через этого грязного, вшивого, протухшего и глупого человека, наряженного в блестящую ризу, сходит на нас божья благодать.

Нас загнали в церковь насильно, с битьем, с матерной руганью, как загоняют в хлев непослушный скот. А если уж нужно было заморочить голову команде и поддержать среди нее дух религиозности, то неужели высшая власть не могла придумать что-нибудь поумнее?

Обедня кончилась. Матросы гурьбой поднимались на верхнюю палубу. Церковь быстро опустела. Вечером те же матросы, собравшись на баке, будут с удовольствием слушать самые грязные анекдоты о попах, попадьях и поповых дочках.»
 

(Книга первая — МЫСЛИ НА ПАСХУ)

«С кормы показался старший боцман кондуктор Саем, старый, ретивый службист. Очевидно, он слышал последнюю часть разговора. Закричал:
— Ах, нехристи бессмысленные! Там служба идет, а они, скоты, тут зубоскалят! Марш в церковь, так вашу... Он хлестко выругался, осыпав скверными словами все святое. Рядовые матросы исчезли, а унтеры остались на срезе, не обращая внимания на брань боцмана.»
 

Вот так, с помощью мата и мордобоя, начальство загоняло в церковь половину православных, обрекая их души на райское блаженство. Но погибли не все — ведь другой половине верующих в Иисуса, удалось прорваться в ад. Больше всего возмущает то, что обреченные на рай были лишены свободы выбора. Хотя, судовое начальство тоже можно понять — поскольку вера была не добровольным выбором, а обязанностью, то пустая церковь во время богослужения была бы воспринята как падение дисциплины и саботаж в военное время. Поэтому им приходилось прибегать к насилию. Вот так идеальные православные спасали свои души. А теперь следующий отрывок, о том, как истинно верующие спасали свою бренную оболочку:
 

(Книга вторая - ЧТО ВИДЕЛ СИГНАЛЬЩИК С «НАВАРИНА»)

«Раздался второй минный взрыв с правого борта, на середине корабля. Через пробоину могучим напором хлынула внутрь судна вода, мешая свой рев с криками людей, и забурлила по палубам, попадая в кочегарку, пороховые погреба и другие отделения. Электрическое освещение выключилось. В непроглядном мраке метались матросы и офицеры, сталкивались друг с другом и разбивали головы. Многие, блуждая между переборками, не знали, где найти выход. Некоторые проваливались в люки и ломали себе кости. Нельзя было сделать и нескольких шагов, чтобы не попасть в какую-нибудь западню. Вопли отчаяния, подавляя разум, неслись из нижних и верхних помещений и со всех сторон. Казалось, кричал от боли сам корабль.

Седов, чувствуя сухость и горечь в горле, несколько раз падал, прежде чем добрался до выхода. Первый трап он пробежал быстро, а на втором столпилось столько людей, что невозможно было протискаться вперед. Каждый, напрягая последние силы старался выбежать на верхнюю палубу скорее других.  Толкаемые инстинктом самосохранения, все лезли друг на друга, давя и сбивая под ноги слабых, и бились, словно рыба в мотне невода, притоненного к берегу.

— О дьяволы, выходите! - кричали задние на передних, нажимая на них до боли в ребрах, били их по головам кулакам.
— Дайте дорогу! Меня пропустите! Я — офицер! — бешено приказывал кто-то, задыхаясь от навалившихся на него тел, но его никто не слушал.  Седов не мог пробиться к выходу. Казалось, что ему уже не спастись.  Неожиданно дерзкая мысль мелькнула в его сознании. Он отступил шага два назад, сделал большой прыжок и, вскочив на плечи товарищей, начал быстро подниматься наверх, хватаясь за их головы. На верхних ступенях трапа его задержали чьи-то руки. Посыпались удары по лицу и бокам, кто-то больно впился зубами в ногу. Собрав последние силы, он рванулся вперед с таким порывом, что заставил передние ряды раздвинуться и сразу оказался на свободе.

Седов, обвязав вокруг себя пробочный матрац, стоял на мостике рядом с рулевым Михайловым, готовый в любой момент броситься в море. Знобящая дрожь пробегала по спине от выкриков, доносившихся с верхней палубы, куда изо всех люков поднимались люди и устремлялись в поиски спасательных средств. Раздирали койки, весла, доски, деревянные крышки от ящиков, анкерки. Опоздавшие вырывали эти предметы у других. На баке за спасательный круг ухватились сразу несколько человек, и каждый тянул его к себе.

— Я первый захватил его! — кричал один.
— Врешь, подлец, я первый! — хрипел другой.
Началась драка. Несколько тел, вцепившись друг в друга, рухнули на палубу и покатились к правому борту. То же происходило и в других местах судна.»
 

Так православные спасали свои жизни. Заметьте, что когда было нужно спасать свою плоть, то никакого насилия со стороны начальства не требовалось. А теперь давайте задумаемся — насколько сильно они верили? Человек может говорить, что он верит, он может ходить в церковь, может молиться, но это не значит, что он действительно верит. Его истинные мысли можно узнать из его поступков. По словам попов, у праведных православных жизнь не одна, а две — одна мимолетная и тяжкая тут, а другая, прекрасная и вечная, там. И эту жизнь они живут ради той, другой жизни, потому что именно она настоящая.

Если люди действительно верят в то, что сразу после смерти они попадут в рай, то зачем тогда давить других людей на трапах? Зачем отнимать от тонущих спасательные круги, если можно прямо сейчас оказаться в обителях христа? Неужели они не хотят попасть в рай? Если же они считаю эту жизнь единственной, то тогда им действительно есть смысл давиться на трапах, и отнимать круги. Только после таких действий, верующими они считаться не могут.

Теперь рассмотрим другую половину команды — тех, кто избегал посещения церкви. Как вы думаете — неужели они не ходили в церковь ради того, чтобы попасть в ад, где их целую вечность будут варить в котлах и жарить на сковородках? Найдется ли человек, который пожелает себе такого зла? Если нет, то тогда напрашивается вывод, что они так же просто не верили. Об этом говорят их поступки. И теперь можно точно сказать — вера православных тех времен была очень слаба.

Не на высоте было и духовенство. Иеромонах Паисий, служивший на броненосце «Орел» не знал церковной службы. Он мазал волосы лампадным маслом, так что они блестели. У него были вши и от него несло тухлятиной. Служа в церкви, он неистово кадил прямо в нос командиру и старшему офицеру, стремясь тем угодить. От едкого дыма ладана они чихали и морщились, но Паисий не понимал что им плохо, и еще пуще кадил в их носы. Ну и конечно он занимался примитивным доносительством. С этой целью, он задавал  на исповеди следующие вопросы:

— «Как относишься к начальству?», «Не читаешь ли запрещенных книжек?», «Не знаешь ли на судне политиков, которые идут против царя?». Самые горькие минуты у него были, когда к нему обращалась команда. Он не мог объяснить, что такое «аллилуйя» и «паки-паки», и скорее убегал от матросов. Еще один поп по кличке «Бегемот», служивший на другом корабле, так же не любил отвечать на вопросы команды. Один раз он не выдержал — обматерил матросов не хуже боцмана, и убежал в кают-компанию. Вот такое удручающее зрелище, представляло собой духовенство царской России. Но как же так получилось?

Все очень просто. Дело в том, что главной опорой православия в России был кнут. Русская православная инквизиция насильно насаждала православие на протяжении столетий. И поскольку людей заставляли верить насильно, то у них появилась органическая непереносимость культа. Все это выливалось в то, что православные матерились не просто так, а в христа и богородицу. Что же до убожества попов, то это результат того, что у них не было конкурентов. Православие было единственной государственной религией[2], поэтому неудивительно, что попы расслабились настолько, что превратились в посмешище.

Если кто-то не верит Новикову-Прибою, то тогда скажите — как тогда могло получиться, что после 1917 года, большинство православных стало атеистами, которые с радостью перестали ходить в церковь, молиться и верить в троицу? Если вера большинства была крепка, то она не могла испариться за несколько лет. Если же большинство православных материлось в христа и богородицу, если они шарахались от церкви, и все время задавали попам провокационные вопросы, то, как раз такие люди могли очень быстро превратиться в атеистов. Как только исчез кнут, так они сразу перестали верить.

Теперь можно сделать вывод — царская Россия не была православной идиллией. Тех верующих ни в коем случае нельзя выставлять примером для подражания. Наоборот — то время нужно вспоминать как самый вопиющий развал православия. Ну а если кому-то захочется найти идеальную христианскую страну, то ей, как ни странно, был СССР. В советские времена не было принуждения со стороны властей и общественного мнения, поэтому у людей была свобода выбора, и верили только те, кто этого хотел. Советские православные не матерились в христа и богородицу, и не сочиняли гадкие анекдоты про попов. Да и сами попы умели ловко отвечать на вопросы.

В современной России вера снова стала обязанностью и с 2010 года, в школах преподают религии. РПЦ совершенно забыла, чем кончила царская Россия, и они, фактически восстановили прежнюю систему образования. Уроки истории их ничему не научили, поэтому все может повториться вновь. Ну а как это будет выглядеть, вы уже знаете.

 


[1] Отрывки приведены с сокращениями

[2] Конечно, в Российской Империи кроме православия были другие конфессии. Но они все были лишены поддержки и защиты государства.

 

оглавление

РАЗОБЛАЧЕНИЕ
ВЕРЫ

     Оглавление

  


 Главная страница

    Эволюция и управление
    Критика христианства    
    Инквизиция
    Разоблачение библии
    Разоблачение веры

  

        Писания

    Апокрифы
    Библия
    
Коран

    
    
    
Футбол 

    О ПРОЕКТЕ  

X